Архитектура Крита

Глава «Архитектура Эгейского (Крито-Микенского) мира. Архитектура Крита» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Автор: С.А. Кауфман; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970


В то время как в Трое I уже появилась бронза, а ее строители создали прямоугольный в плане мегарон, на островах Кипр и Крит металл был неизвестен, а строительство было более примитивным. Для Кипра характерны круглые дома. На Крите преобладание прямоугольного, хотя еще и неправильного в плане жилища наблюдается уже на рубеже III и IV тысячелетий до н.э. Это, по-видимому, было большое семейное жилище. Остатки таких жилищ обнаружены в Мегазе (рис. 4, а), в Фесте и в Кноссе. Очаги имелись в каждой из двух ячеек в Кноссе. В одной ячейке очаг прислонен к стене, в другой стоит свободно. В состав каждой ячейки входило несколько жилых комнат с глинобитным полом. Возможно, что одно из помещений служило световым двором, а помещения с наружными входами были стойлами. Второй этаж, о существовании которого свидетельствуют замкнутые кладовые первого этажа, доступные только сверху, вероятно, был сырцовым.

Области распространения Эгейской культуры
Области распространения Эгейской культуры

Период ранней бронзы занимает на Крите все III тысячелетие до н. э. Это было время перехода от примитивного строительства неолита к весьма развитой архитектуре периода расцвета.

Дома переходного периода имеют прямоугольный план, только дом в Фесте отличается трапециевидными очертаниями. Прямоугольные в плане, состоящие из двух помещений дома и гробницы характерны для строительства о. Мохлос у берегов Крита.

Единственной крупной сохранившейся постройкой переходного периода является большесемейный дом в Василиках (2-я половина III тысячелетия до н. э.; рис. 4, б).

Стены более чем 40 помещений образуют прямоугольную сетку, как в неолитических домах. Дом имел два или даже три этажа; стены верхних этажей были сложены в деревянном каркасе из больших сырцовых кирпичей, оштукатурены и окрашены в густой красный цвет. Известковая штукатурка усиливала стену из сырца на глиняном растворе. Такая конструкция стала впоследствии характерной чертой всего строительства. Земляное покрытие насыпалось по накату из бревен.

Типы гробниц весьма разнообразны. Кроме малых гробниц на о. Мохлосе строились и крупные, например могильник около Палекастро. Он образует в плане прямоугольник, разделенный на параллельные отделения, обслуживавшие весь род.

Наиболее типичны для рассматриваемого периода круглые в плане гробницы — толосы, служившие родовыми могильниками. Больше всего толосов обнаружено в долине Месара, на юге острова. Обычно диаметр толоса составляет около 10 м. Самый большой толос — толос А в Платаносе имеет в диаметре 13,1 м при толщине стен 2,5 м. Толосы обычно стоят группами на замощенных площадках и имеют пристройки, предназначавшиеся для жертвоприношений и ритуальных празднеств.

Стена толоса сооружалась из мелкого камня. Только притолоки и перемычки входа монолитны. Перемычка длиной более 2 м уширялась посередине. Вопрос о том, имели ли толосы Крита купольное покрытие, остается нерешенным. Захоронения в толосах или в их пристройках продолжались еще в начале следующего периода.

Если криволинейная форма гробниц понятна как пережиток более ранней хижины или палатки, то в жилье подобная форма была исключением (овальный дом в Хамаици, рубеж III и II тысячелетий до н. э., рис. 4, в). На рубеже III и II тысячелетий до н. э. произошел переход от большесемейного к индивидуальному жилищу. На месте дома в Василиках в это время уже возникли малые дома, у дома в Хамаици тоже появились небольшие пристройки. Малые дома строились и на о. Мохлос.

Период расцвета критской (минойской) культуры, именуемый иногда «периодом дворцов», охватывает примерно первые шесть веков II тысячелетия до н. э. На протяжении этих шести веков поселения и дворцы Крита многократно разрушались вследствие землетрясений или же в результате социальных катастроф.

Крит: а — Мегаза; толос, рубеж IV и III тысячелетий до н. э.; б — Василики; большесемейный дом, 2-я половина III тысячелетия до н. э.; в — Хамаици; овальный дом, рубеж III и II тысячелетий до н. э.
4. Крит: а — Мегаза; толос, рубеж IV и III тысячелетий до н. э.; б — Василики; большесемейный дом, 2-я половина III тысячелетия до н. э.; в — Хамаици; овальный дом, рубеж III и II тысячелетий до н. э.
Кносс. Изображения городских домов на фаянсовых табличках из Кносского дворца, около 1600 г. до н. э.
5. Кносс. Изображения городских домов на фаянсовых табличках из Кносского дворца, около 1600 г. до н. э.

С начала периода расцвета на Крите развивались приемы, сложившиеся в переходном периоде. О них дают представление не только руины зданий, но и так называемая «Мозаика города» с изображениями построек раннего периода расцвета (рис. 5). Вертикальные и горизонтальные связи, продольные и выходящие торцами на фасад, определяют значительную роль дерева в конструкции стен, особенно стен верхних этажей. Деревянные связи, усиливающие сейсмостойкость, вводились в стены как из сырца, так из из тесаного камня (во дворцах и богатых домах). Как те, так и другие укладывались на глиняном растворе; известковый раствор употреблялся только для оштукатуривания стен и смазки полов. Плоские покрытия состояли из бревенчатого наката, слоя ветвей или тростника и битой глины с добавками.

Для критской архитектуры характерны жилые и общественные здания. Гробницы лишь изредка приобретали архитектурное значение. Отдельно стоящие храмы на Крите неизвестны: помещения культового назначения входили в состав дворцов и многих богатых жилых домов.

Палекастро. Раскопанная часть города, середина II тысячелетия до н.э. Генеральный план
6. Палекастро. Раскопанная часть города, середина II тысячелетия до н.э. Генеральный план

Отделение ремесла от земледелия привело к появлению огромного числа различных поселений городского типа. Так, Палекастро был центром земледелия, Гурниа — центром производства бронзовых и керамических изделий, а богатые торговые поселения на островах Мохлос и Псира славились рыболовством. Планировка поселений складывалась стихийно (рис. 6). Улицы мостились и часто имели ступени. Главные улицы значительно шире остальных. Обычно дома вплотную примыкали друг к другу, образуя в пределах квартала общие стены. Только богатые дома иногда стояли изолированно.

Гурниа, II тысячелетие до н. э. Генеральный план
7. Гурниа, II тысячелетие до н. э. Генеральный план

Гурниа (рис. 7) лежит на крутом склоне холма. Уклон местности настолько крут, что входы в разные этажи одного и того же дома расположены на разных улицах. Нижнюю часть холма занимает обширная площадь. С боков к ней подступают дома, а с севера расположен дворец правителя. От площади к дворцу поднимаются пологие ступени, на которых сидели старейшины и знать во время народных собраний или культовых церемоний, происходивших на площади.

Среди крупных центров Крита выделялись Кносс, Фест и Маллиа. В начале периода расцвета, еще до постройки первых дворцов, возникли жилые дома: в Кноссе — на месте, которое потом заняли круглые сооружения (кулуры) на западном дворе дворца, а в Маллии — на месте, куда позднее выдвинулся южный дворцовый корпус. При правильной конфигурации некоторых комнат общий контур домов случаен; взаимосвязь помещений неясна. Отличительной особенностью домов Маллии и Кносса является тщательная отделка. К стенам прислонены каменные скамьи, в полах устроены круглые, окруженные валиком углубления: их назначение не выяснено. Полы, скамьи и стены тщательно покрыты известковым стуком, окрашенным в белый, изредка в красный цвет.

Кносс. Дворец. Детали эгейской архитектуры, XVI—XIII вв. до н. э.: а, б — изображения зданий на фресках; в — резной камень с изображением многоэтажного здания; г — фриз с розетками; д — изображение колонны на резном камне; е — печать в форме многоэтажного дома; ж — порфировая лампа
8. Кносс. Дворец. Детали эгейской архитектуры, XVI—XIII вв. до н. э.: а, б — изображения зданий на фресках; в — резной камень с изображением многоэтажного здания; г — фриз с розетками; д — изображение колонны на резном камне; е — печать в форме многоэтажного дома; ж — порфировая лампа
Кносс. Дома ремесленников близ дворца, XVI в. до н. э. Планы 1-го этажа: а — «Дом принесения в жертву быка»; б — «Дом упавших блоков»
9. Кносс. Дома ремесленников близ дворца, XVI в. до н. э. Планы 1-го этажа: а — «Дом принесения в жертву быка»; б — «Дом упавших блоков»
Кносс. «Юго-восточный дом», XVI в. до н. э. План 1-го этажа
Кносс. «Юго-восточный дом», XVI в. до н. э. Интерьер
10. Кносс. «Юго-восточный дом», XVI в. до н. э. План 1-го этажа и интерьер: а — мегарон; б — дворик; в — двор, обращенный в помещение; г — крипта

Вплоть до XVI в. до н. э. в городской застройке встречаются дома башенного типа, изображенные в «Мозаике города», наряду с более развитыми жилищами (рис. 8). В Кноссе дома башенного типа, принадлежавшие ремесленникам, подступали к самому дворцу (рис. 9). Под узким проходом между домами проходил каменный сток. В нижнем этаже «Дома упавших блоков» рабочее помещение освещалось большим окном. Войти в дом можно было только по приставной лестнице, через второй этаж. Несмотря на отсутствие внутренней отделки, в доме имелась терракотовая ванна — свидетельство культурного уровня рядового населения.

Прекрасные богатые дома XVI в. до н. э. найдены во многих поселениях Крита, например в Фесте, Маллии, Тилиссе. О широком распространении художественной культуры свидетельствуют настенные росписи (ранний дом в Фесте, так называемая вилла Лилий в Амнизе, «Юго-восточный дом» в Кноссе).

Типичен для богатых домов так называемый «Юго-восточный дом» около Кносского дворца (рис. 10). Южную часть дома занимал зал, тремя проемами широко раскрывавшийся в замощенный центральный световой дворик. Проемы, вероятно, закрывались двустворчатыми дверьми; при раскрытых дверях створки прятались в четверти узких столбов, раскрывая зал к дворику. Помещение этого своеобразного типа называют критским залом или критским мегароном. Для критских жилых интерьеров типичны портик, примыкающий к дворику с двух сторон, двери в боковых стенах, отсутствие осевой планировки.

Культовое помещение — крипта — «Юго-восточного дома» имеет почти квадратный план. В нем нет окон. Перекрытие поддерживалось квадратным в сечении массивным столбом, вблизи которого найдены культовые предметы. Двухмаршевая каменная лестница вела в украшенные фресками верхние этажи, которые, безусловно, освещались окнами. В первом этаже наружных окон не было, как и в домах начала периода расцвета. Об общем виде этих домов дает представление уже упоминавшаяся «Мозаика города», где показаны не только окна в четыре панели, но и окна со средним импостом. На плоскую крышу иногда устраивался выход. Автор мозаики мыслил фасады симметричными, чего не обнаружено ни у одного из известных домов.

Критские дворцы представляют собой сложные комплексы, соединяющие разнообразные группы помещений (инсулы). Помещения для производства, для хранения припасов и ценностей, для жилья правителей, для парадных приемов и пиров, для культовых церемоний объединяются в каждом из дворцов вокруг центрального двора. Прямоугольные большие дворы, ориентированные на север, выделяют дворец среди неправильной застройки окружающего поселения. Все дворы имеют одинаковую длину — 52 м, что, вероятно, объясняется тем, что они предназначались для одних и тех же церемоний. Из критских дворцов наиболее изучены дворцы в Маллии, Фесте и Кноссе.

Маллиа. Дворец, начало II тысячелетия до н. э., восстановлен в XVI в. до н. э.: а — вход; б — центральный двор; в — гипостильный зал; г — цистерны; д — склады
11. Маллиа. Дворец, начало II тысячелетия до н. э., восстановлен в XVI в. до н. э.: а — вход; б — центральный двор; в — гипостильный зал; г — цистерны; д — склады

Дворец в Маллии построен в начале II тысячелетия до н. э. (рис. 11). После разрушения он был восстановлен примерно в XVI в. до н. э. и уже не перестраивался, чем объясняется единство его архитектуры.

Большой центральный двор (22 x 52 м вместе с северным портиком) был частично замощен. В его центре сохранились остатки алтаря, что делает маловероятным предположение Грехема о том, что двор предназначался для игр с быками. Вероятно, здесь встречались культовые процессии, вступавшие во дворец через старый запутанный северный вход и через прямой новый южный вход. Восточную сторону двора образовывал портик из чередующихся столбов и колонн, вдоль северной стороны проходила колоннада.

Значительная часть первого этажа, в. частности весь восточный корпус и большая часть западного, заняты складами. К большому двору обращены парадные помещения западного и северного крыла — так называемый гипостильный зал с двумя рядами квадратных столбов и его аванзал. Группа гипостильного зала восходит к раннему дворцу и сохраняет архаическую планировку: вход в аванзал и самый зал перпендикулярны друг другу. Судя по остаткам лестницы, над гипостильным залом располагался большой зал; нижние столбы служили опорами для его колонн. По западной стороне двора в первом этаже расположены парадные и культовые помещения, среди которых группа, состоящая из большого портика и зала, имела опоры, поставленные симметрично по отношению к оси группы, что редко встречается в архитектуре Крита. Здесь же начинаются лестницы, ведшие во второй этаж. Судя по столбам первого этажа, во втором этаже находились колонные залы.

К новшествам, введенным при восстановлении, относится группа критского мегарона в северной части западного корпуса. Большой зал ограничен с трех сторон рядами узких столбов, на которые навешивались двустворчатые двери. Зал мог раскрываться к северу — под длинный портик и к югу и востоку — под двухколонные портики. К мегарону примыкает ряд помещений, в том числе помещение архива, ванная и, вероятно, уборная. Длинным северным портиком группа мегарона выходила к морю.

В новом, южном корпусе была группа небольших культовых помещений, изолированных от дворца. Восемь цилиндрических сооружений в юго-западном углу служили, скорее всего, зернохранилищами. Сюда вели через западный двор дороги. Объем хранилищ, огромная площадь всевозможных складских помещений придают дворцу в Маллии характер скорее сельской, чем городской постройки, подчеркнутый также кладкой стен из блоков и отсутствием во внутренней отделке росписей.

Фест. Дворец, XX—XVI вв. до н. э. План
Фест. Дворец, XX—XVI вв. до н. э. Общий вид (реконструкция)
12. Фест. Дворец, XX—XVI вв. до н. э. План и общий вид (реконструкция): а — центральный двор; б — театральная площадка; в — западный вход; г — склады; д — вход в жилой квартал; е жилые помещения; ж — перистиль

Дворец в Фесте занимает вершину высокого холма (рис. 12). Дворцовые постройки относятся примерно к тем же двум главным периодам, что и дворец в Маллии. Но в отличие от него в Фесте постройки обоих периодов четко отделены друг от друга, так как ранний дворец был разрушен настолько сильно, что было восстановлено только его отдельно стоящее северо-восточное крыло. Другие части были засыпаны, и над ними был сооружен второй дворец.

В первом дворце (начало II тысячелетия до н. э.) особую роль играл западный двор. По его северной стороне проходило девять ступеней для сидения, а позади них, на более высоком уровне, простиралась обширная площадка для стоящих зрителей, ограниченная длинной колоннадой. Северная часть западного корпуса, примыкающая к ступеням для сидения, была занята небольшими культовыми помещениями, подобными помещениям в Маллии. Западный двор был местом церемоний, носивших, вероятно, мистериальный, театрализованный характер. Западный вход во дворец располагался в углу одноколонного портика. Наряду с таким асимметричным архаическим построением в раннем дворце было два регулярных перистиля. Один из них, входивший в состав северо-восточного крыла, сохранял свое значение и во все время эксплуатации второго дворца.

Второй дворец (XVI в. до н. э.), как и предшествующее здание, располагался вокруг раннего центрального двора, который сохранил не только свои размеры (22 x 52 м), но и прежний уровень, и каменное замощение. Уровень же западного двора был повышен; из девяти ступеней для сидения сохранились верхние четыре. В северной части западного двора, между двумя мощными выступами нового корпуса, были сооружены удобные для сидения зрителей парадные ступени, которые вели к группе полуоткрытых помещений. Позади новых ступеней высился грандиозный портик с огромной колонной по оси; размеры базы (около 1,5 м) позволяют думать, что антаблемент портика был поднят на уровень перекрытия второго этажа. Расположенная за портиком группа узких помещений — зал с трехколонным портиком и световой дворик — находилась выше уровня центрального двора и была связана с ним узкой лестницей. Группа была предназначена для торжественных приемов. Вдоль восточной стороны центрального двора тянулся, как и в Маллии, длинный портик из чередующихся колонн и квадратных столбов. По оси северного фасада двора лежит широкий открытый проход, ось которого направлена на гору Иду и в ее священный грот Камарес. Проем прохода фланкирован каменными полуколоннами; членение стены подчеркивало осевое расположение и ведущую роль проема. Как полуколонны, так и симметричная разбивка фасада до сих пор нигде, кроме Крита, не обнаружены.

Столь же редок на Крите перистиль с четырьмя колоннами по каждой стороне. Регулярный, квадратный в плане перистиль обнаружен в малом дворце Агиа Триада в Фесте.

Общим для всех известных дворцов и для многих частных домов является описанный выше критский мегарон с почти отсутствующими стенами. В Фесте группа мегаронов имеется и в северном и в восточном корпусах. Северная группа гораздо более развита, чем в Маллии. 

Значительную часть первого этажа занимают склады; зерновые склады, лежавшие к югу от парадных ступеней, были двухэтажными. Фасад выступающей части западного корпуса с этими складами, выходящий на западный двор и на парадные ступени, имеет метрически расположенные раскреповки. Аналогично разбит и выступ западного фасада к северу от парадных ступеней. Это наиболее монументальные части наружных фасадов. Монументальность фасадов и планировка складов позволяют думать, что в третьем этаже располагались парадные залы для приемов и торжественных трапез.

В целом дворец в Фесте представляется более парадным, более торжественным, чем дворец в Маллии.

Кносс. Дворец, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.: а — центральный двор; б — жилой квартал; в — «Дом алтарной преграды»; г — «Юго-восточный дом»; д — «Южный дом»; е — юго-западный портик; ж — западная пристройка дворца; з — южные пропилеи; и — западные склады; к — северо-западная сокровищница; л — театральная площадка; м — северный зал; н — северный вход; о — старая крепость; п — тронный зал; р — ступенчатый портик; с — святилище; т — восточный бастион; у, ф — склады керамики; х — главная лестница жилого квартала
13. Кносс. Дворец, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.: а — центральный двор; б — жилой квартал; в — «Дом алтарной преграды»; г — «Юго-восточный дом»; д — «Южный дом»; е — юго-западный портик; ж — западная пристройка дворца; з — южные пропилеи; и — западные склады; к — северо-западная сокровищница; л — театральная площадка; м — северный зал; н — северный вход; о — старая крепость; п — тронный зал; р — ступенчатый портик; с — святилище; т — восточный бастион; у, ф — склады керамики; х — главная лестница жилого квартала

Руины дворца в Кноссе, реставрированные английским ученым Эвансом (рис. 13), помогают представить себе древнюю архитектуру Крита более ощутимо, чем руины в Маллии и Фесте. Кносский дворец сходен с дворцами Маллии и Феста по общей схеме и ориентировке, по расположению центрального и западного дворов и по отсутствию четкой наружной конфигурации. История его постройки гораздо сложнее, так как она охватывает четыре этапа — сооружение протодворца и три периода строительства самого дворца. Последний период относится к XV в. до н. э. В отличие от Феста, Кносский дворец в основном сохранял свой старый уровень и уцелевшие старые части. Разновременность построек часто неразличима в огромном, запутанном дворцовом комплексе.

Кносский дворец построен на небольшой возвышенности, образовавшейся в результате непрерывного, начиная с неолита, заселения. Протодворец (начало II тысячелетия до н. э.) состоял из нескольких самостоятельных зданий (инсул). Одно из них занимало площадь западного корпуса, включая постройку, условно именуемую «старая крепость». К западу от них лежал на насыпанной террасе большой двор, огражденный стеной толщиной более метра, которая служила также подпорной стенкой. На западном дворе вскоре были построены жилые дома. Сюда примыкал меньший северный двор, место которого впоследствии заняла так называемая театральная площадка.

Кносс. Ипогей, конец III тысячелетия до н. э.
14. Кносс. Ипогей, конец III тысячелетия до н. э.
Кносс. Дворец, начало II тысячелетия — XV в. до н. э. Конструкция стены с ортостатами и с деревянными связями
Кносс. Дворец, начало II тысячелетия — XV в. до н. э. Конструкция стены с ортостатами и с деревянными связями
15. Кносс. Дворец, начало II тысячелетия — XV в. до н. э. Конструкция стены с ортостатами и с деревянными связями
Кносс. Дворец. Юго-западный ступенчатый портик, около 1600 г. до н. э. (реконструкция по Эвансу)
16. Кносс. Дворец. Юго-западный ступенчатый портик, около 1600 г. до н. э. (реконструкция по Эвансу)
Дворец в Кноссе. Северный вход. Реставрация
Дворец в Кноссе. Северный вход. Реставрация
Кносс. Дворец. Театральная площадка, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.
Кносс. Дворец. Театральная площадка, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.
17. Кносс. Дворец. Театральная площадка, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.
Кносс. Дворец. Западная сторона центрального двора, XV в. до н. э. (реконструкция Н. Платона)
18. Кносс. Дворец. Западная сторона центрального двора, XV в. до н. э. (реконструкция Н. Платона)
Кносс. Дворец. Миниатюрная фреска с изображением храма, около 1600 г. до н. э.
19. Кносс. Дворец. Миниатюрная фреска с изображением храма, около 1600 г. до н. э.
Кносс. Дворец. Тронный зал, фрагмент главной лестницы, XVI—XV вв. до н. э.
Кносс. Дворец. Тронный зал, фрагмент дворика с колоннадой, XVI—XV вв. до н. э.
20. Кносс. Дворец. Тронный зал, фрагмент главной лестницы и дворика с колоннадой, XVI—XV вв. до н. э.

В состав протодворца, возможно, был включен также ипогей — круглое в плане сооружение (диаметром около 8 м, высотой около 15 м), высеченное в склоне холма (рис. 14). На его дно спускались по лестнице, также высеченной в камне. Назначение ипогея неизвестно.

Вскоре протодворец был заменен ранним дворцом. Это был огромный комплекс, наружные границы которого уже не расширились. Не изменился и фасад складов, которые выходили на западный двор. В этой части дворца на ряде сильно выступающих блоков стоит ряд мощных рельефных каменных плит — ортостатов. Они соединялись с ядром стены мощными деревянными связями (рис. 15).

Полную противоположность замкнутому западному фасаду представляла южная сторона дворца. Посетители, прибывавшие с юга, переходили ручей по виадуку и приближались к дворцу по двухмаршевой лестнице, ограниченной снаружи колоннами (рис. 16). Задняя глухая стена была украшена живописью, а понизу каменными рельефами с розетками. После катастрофы, случившейся около середины II тысячелетия до н. э., лестница не восстанавливалась, зато возросло значение южного входа и входа со стороны западного двора, куда от виадука вела извилистая дорога. Еще позднее юго-западная пристройка, через которую тоже вступали во дворец, значительно сократилась в размерах: в позднем периоде значительную часть ее площади заняли жилые дома.

На месте северного двора постепенно возникла театральная площадка из двух маршей. В отличие от Феста, где театральной площадкой служил западный двор с его ступенями, в Кноссе театральная площадка была изолирована; сюда вела особая мощеная дорожка. В углу между ступенями возвышался прямоугольный в плане массив, вероятно, для привилегированных зрителей. Площадка служила для театральных или ритуальных действий (рис. 17).

Доступ к дворцу с севера шел через большой гипостильный зал, а затем поднимался к центральному двору узким проходом, по обеим сторонам которого вздымались высокие массивы. Часть возвышавшихся над ними колонн восстановлена, а на стенах позади колонн укреплены реставрированные расписные рельефы, изображающие ловлю быков.

Западный фасад центрального двора полностью построен в последнем периоде (XV в. до н. э.), когда фасадная линия была выдвинута на 2,5 м, а двор соответственно сузился. Реконструкция дает представление о его своеобразной композиции: в нем сочетались колоннады различного масштаба. Огромная колонна поддерживала перекрытие над портиком, который вел в парадные залы верхних этажей (рис. 18). Южная часть западного корпуса была скрыта со стороны центрального двора колоннадой меньшего масштаба. Между ними находилось крохотное трехчастное святилище. 

Сходные святилища строились раньше, их изображения имеются на миниатюрной фреске храма (рис. 19) и на резных камнях. Это святилище было так мало, что войти в него с трудом могло несколько человек, остальные должны были находиться во дворе.

К северу от ступенчатого портика расположен «Тронный зал» (рис. 20) с подсобными помещениями. Вероятно, зал имел культовое назначение, и каменный трон предназначался для главной жрицы. На стене позади трона симметрично по отношению к нему изображены на фоне пейзажа фантастические фигуры зверей. Такого рода композиция свойственна не критскому, а греческому искусству (дворец Пилоса). Возможно, что тронный зал был создан в XV в. до н. э., когда дворцом владели завоеватели из микенской Греции. К тронному залу примыкает заглубленный на несколько ступеней «очистительный бассейн». Сходные устройства обнаружены еще в двух местах. Описанные помещения размещались в нижнем этаже западного корпуса. Судя по найденным в них фрагментам богатой внутренней отделки, над корпусом существовал второй, а может быть, и третий этаж. Верхние этажи должны были заключать обширные парадные залы для приемов и пиров, что подтверждается расположением стен и столбов в первом этаже. Роспись стен в этих залах многократно менялась; в разное время сюда входили то росписи в стиле «дам в голубом», то миниатюрные фрески, дающие представление об обитателях дворца. На «фреске храма» и на «фреске пляски» изображена толпа; мужчины, как и в Египте, показаны загоревшими докрасна, а женщины — белокожими. Впечатление толпы передано многократным повторением одних и тех же фигурок.

Кносс. Дворец. Фреска с изображением юноши, несущего сосуд, около 1600 г. до н. э. Кносс. Дворец. Западные склады с пифосами, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.
21. Кносс. Дворец. Фреска с изображением юноши, несущего сосуд, около 1600 г. до н. э. 22. Кносс. Дворец. Западные склады с пифосами, начало II тысячелетия — XV в. до н. э.
Кносс. Дворец, около 1600 г. до н. э. Женский мегарон в жилой части дворца; фриз из полурозеток; световой дворик жилого квартала
23. Кносс. Дворец, около 1600 г. до н. э. Женский мегарон в жилой части дворца; фриз из полурозеток; световой дворик жилого квартала
Кносс. Лестница с колоннами в жилой части дворца, около 1600 г. до н. э.
24. Кносс. Лестница с колоннами в жилой части дворца, около 1600 г. до н. э.

Ко второму, парадному этажу с западного двора вел еще один длинный торжественный путь. Войдя через одноколонный портал юго-западного входа, посетители проходили по длинному, сознательно усложненному «коридору процессий»; после двукратного поворота он подводил к внутренним южным пропилеям, а через них по широкой лестнице наверх — к приемным залам; сюда посетители должны были нести дары. На стенах коридора процессий росписи много раз менялись; наиболее поздними были фризы с крупными фигурами людей, несущих дары. Нижняя часть стены первоначально представляла собой цоколь из натурального камня. Но к тому времени, когда появились фигуры вроде «юноши, несущего сосуд» (рис. 21), каменный цоколь заменило фресковое изображение камня.

Южные пропилеи построены по схеме троянских. По обеим сторонам широкого проема, вероятно, высилось по две колонны. Пропилеи представляют собой один из интерьеров дворца. В раннее время понизу боковых стен в пропилеях проходил фриз из розеток.

Восточная часть дворца значительно заглублена по сравнению с уровнем центрального двора. Здесь было сосредоточено множество помещений, естественных в условиях натурального хозяйства. В бесчисленных, часто полутемных помещениях изготовляли и хранили керамические изделия, камень для облицовки дворца; в огромных пифосах западных складов хранились запасы продовольствия (рис. 22). Над группой рабочих и складских помещений размещался восточный зал, выходивший на центральный двор.

Особое место не только в Кносском дворце, но и в архитектуре Крита вообще занимает «жилой квартал», т. е. жилые помещения царской семьи, расположенные в восточном корпусе. Двухэтажный квартал врезан в холм. При этом были построены две стены: одна — подпорная стена центрального двора и другая, независимая от нее, — собственно стена квартала. Квартал сохранился лучше всех наземных построек Крита; при реконструкции пришлось лишь восстановить истлевшие деревянные части по отпечаткам в кладке и засыпке. Поэтому жилой квартал Кносского дворца является единственным документом, позволяющим реально представить себе своеобразие критской архитектуры.

Еще до начала строительства вся площадь квартала была пронизана системой каменных сточных каналов такого сечения, что их можно было прочищать, спустившись до трапам. Сточные каналы отводили воду не только от световых дворов и двориков, но также из ванной и, по-видимому, уборной.

Главное помещение жилого квартала — «зал двухлезвийных секир» — представляет собой критский мегарон. Закрывавшаяся восточная его часть имеет, как и во дворце в Маллии, только одну глухую стену (северную). В отличие от других залов этого типа западная полуоткрытая часть равна по площади восточной, закрывавшейся. Хотя эта часть и представляет собой по существу глубокий портик, но именно здесь помещался деревянный трон. Роспись зала много раз менялась, а в последнем периоде содержала изображения щитов в виде восьмерки. Сходный декор дворца в Тиринфе позволяет думать, что этот декор, как и грифоны тронного зала, относится ко времени правления выходцев из материковой Греции.

Малый мегарон, вероятно, принадлежавший царице, с его мотивом рыб в стеновой росписи более скромен. Он освещался двумя двориками (рис. 23) и сообщался с красиво отделанной ванной комнатой. К уборной вел длинный коридор; другой коридор соединял мегарон царицы с западной частью большого мегарона, а через дворик можно было попасть в сад, окружавший его восточную часть.

Схема и конструкция мегарона отвечали условиям Крита: зал мог раскрываться в жару, полотнища дверей прятались в заплечики узких столбов. При закрытых дверях зал становился замкнутым и освещался через фрамуги.

Замечательна по композиции и исполнению большая лестница, связывавшая мегарон четырех или пяти этажей с центральным двором (рис. 24). Массивная средняя стенка, несущая два марша, имеет колонну на уровне каждой площадки. Вся наружная восточная часть состоит из колоннад. Эта многократно повторенная на каждом этаже ступенчатая колоннада была позднее дополнена колоннами соседнего дворика. Прием повторяется неоднократно: в юго-западном портике и в жилом квартале колонны стоят по бокам лестниц, в более позднем западном входе с центрального двора колонны врезались в широкий марш по его оси. Колонны на бастионах северного входа тоже можно отнести к этой группе.

Ряд построек Кносса относится к позднему периоду расцвета (XV в. до н. э.). Восстанавливаемые части дворца были связаны со старым планом, зато вне дворца при постройке новых домов были смело введены новшества.

Кносс. Караван-сарай, около XV в. до н. э. Фасад павильона Кносс. Караван-сарай, около XV в. до н. э. Бассейн
Кносс. Караван-сарай, около XV в. до н. э. План: А — направление большой дороги; а — павильон; б - бассейн для омовения ног; в — помещение ванн; г — священный источник
25. Кносс. Караван-сарай, около XV в. до н. э. Фасад павильона, бассейн, план: А — направление большой дороги; а — павильон; б - бассейн для омовения ног; в — помещение ванн; г — священный источник

В это позднее время юго-западный портик дворца не был восстановлен. Виадук через ручей приобрел более монументальный характер, его устои соединялись напуском рядов. Возможно, он нес канал, снабжавший дворец родниковой водой. Возле виадука, против дворца вытянулась на 50 м вдоль дороги гостиница, так называемый караван-сарай (рис. 25).

В караван-сарае, здании гражданского назначения, замечательна открытая планировка. В его состав входили парадный павильон с расписанным фризом, бассейн для омовения ног, углубленная камера подземного источника. В помещении между бассейном и ключом была ванная; сохранились следы подводки воды и, возможно, даже ее подогрева. Во втором этаже должны были находиться помещения для ночлега. При общем свободном расположении три открытых, наиболее характерных помещения первого этажа, каждое в отдельности, симметричны.

Новые черты симметричной композиции отличают дома позднего периода, появившиеся вокруг Кносского дворца. Это «Царская вилла», «Малый дворец», «Южный дом» на месте ступенчатого портика, «Дом алтарной преграды» на месте разрушенного «Дома упавших блоков» и дома на месте западного флигеля самого дворца.

Кносс. «Царская вилла» около XV в. до н. э. Фасад мегарона
Кносс. «Царская вилла» около XV в. до н. э. Разрез
Кносс. «Царская вилла» около XV в. до н. э. План 1-го этажа
26. Кносс. «Царская вилла» около XV в. до н. э. Фасад мегарона, разрез и план 1-го этажа (колонны и перекрытие реставрированы): а — вход; б — световой дворик; в — мегарон; г — крипта

Частично заглубленная в высокий берег речки «Царская вилла» (рис. 26) лежит к северо-востоку от дворца. Дом имел не менее трех этажей, со входом на уровне первого и второго этажа. Среднюю часть занимает анфилада, состоящая из дворика, глубокого портика и двухчастного мегарона. Та же схема повторялась во втором этаже. Передняя часть мегарона закрывалась двустворчатыми дверьми. В глубине мегарона возвышается неглубокая ниша для трона. Эта часть отделяется каменной балюстрадой с двумя колоннами (сейчас восстановлены). Повышенная часть, вероятно, была световым двориком для мегаронов обоих этажей. Стены мегарона были облицованы алебастровыми плитами, а пол из таких же плит был покрыт красным раствором. Рядом с мегароном расположена традиционная крипта, мощный центральный столб которой состоит всего из двух блоков алебастра; он несет прогон, на который были оперты балки. Во второй этаж ведут две лестницы. Большая, трехмаршевая лестница освещалась широким окном на междуэтажной площадке.

В «Царской вилле» сохранены свободная планировка и неправильный контур домов более раннего времени. Сохранена и традиционная крипта. Однако средняя часть дома приобрела новый характер — это анфилада симметричных помещений.

Сходный комплекс помещений осуществлен также в «Доме алтарной преграды» (назван так из-за сходства с алтарной частью христианской базилики) и в «Доме жреца», где сохранились устройства для жертвоприношений.

Кносс. «Малый дворец», около XV в. до н. э.: а — мегарон; б — перистиль
27. Кносс. «Малый дворец», около XV в. до н. э.: а — мегарон; б — перистиль

В «Малом дворце» (рис. 27) новые приемы композиции сочетаются со старыми традициями. Старые части вошли в его состав при перестройке. Здесь имеется самая длинная из дошедших до нас анфилад. Однако входной зал и перистиль несколько сдвинуты с оси двойного мегарона. Этот мегарон — единственный известный нам двойной в точном смысле слова, так как только в нем обе части могут быть замкнуты; во всех других примерах передняя часть мегарона является хотя и глубоким, но все же открытым колонным портиком. В данный период лишь в Кноссе и на севере острова Крита найден перистиль; в более раннее время он известен только в Фесте и в соседней с ним Агиа Триаде.

В «Малом дворце» колонны в помещении бассейна имели рифленую поверхность. Этот мотив мог быть принесен из Египта (ствол колонны — связка стеблей).

В домах последнего периода мегарон приобретает особую роль, развиваясь в анфиладу помещений с осевым направлением. Двухколонный портик и проем по оси комнат начинают превалировать над более ранней композицией помещений с опорой, размещенной на оси. Эти приемы не успевают проникнуть в Кносский дворец, где строители были при реконструкции связаны старой схемой, особенно в нижнем этаже. В верхних же этажах при последней реконструкции дворца, имевшей место в XV в. до н. э., могло быть частично введено и анфиладное расположение.

После прекращения постройки толосов только в XVI в. до н. э. появляются монументальные усыпальницы.

Около Изопаты обнаружена круглая в плане гробница (XVI в. до н. э.), имевшая купольное перекрытие. Это единственная гробница такого типа на Крите; диаметр ее равен 5,5 м. Тщательная теска блоков, большая каменная балка над входом свидетельствуют о совершенстве конструкции.

Более поздние гробницы в Изопате (XV в.) не только не развивают идею купольной гробницы, но и менее удачны по конструкции. Большая из них, так называемая «Царская», состоит из длинного открытого дромоса, атрия с глубокими нишами и прямоугольной камеры (6,07  x 7,87 м). Несовершенство нижней части вызывает сомнение в том, что она могла быть перекрыта путем выпуска рядов кладки.

Кносс. Погребальный храм, XVI в. до н. э. Изометрический разрез
Кносс. Погребальный храм, XVI в. до н. э. Продольный разрез, план
Кносс. Погребальный храм, XVI в. до н. э. Фрагмент интерьера Кносс. Погребальный храм, XVI в. до н. э. Фрагмент интерьера
28. Кносс. Погребальный храм, XVI в. до н. э. Изометрический разрез, продольный разрез, план, фрагменты интерьеров

Совершенно иной характер носит погребальный храм в южной части Кносса (XVI в. до н. э.; рис. 28). Храм частично врезан в склон холма, на котором возвышался колонный павильон, вероятно, святилище. Погребальный храм состоит из трехчастной гробницы и дворика; по другую сторону дворика, против входа в гробницу, стоял второй, входной павильон с двухколонным портиком. Стены помещений сложены из тщательно обработанного камня — известняка и алебастра.

Вход в погребальный храм фланкирован пилонами, а входной проем обрамлен тремя каменными блоками, что придает этой части торжественный, несколько мрачный характер. Первая, входная часть представляет собой узкое проходное помещение, с левой стороны которого находится лестница, ведущая в верхний павильон. Главное помещение сходно с криптами жилых домов. Два столба и стены сложены из блоков известняка, отесанных с лицевой стороны; деревянные балки перекрытия покоятся на двух мощных поперечных прогонах, которые восстановлены по отпечаткам в засыпке. Погребальная камера представляет собой тоже крипту, но меньшую и значительно более низкую; ее покрытие опирается на монолитный алебастровый столб и на толстые также алебастровые пристенные лопатки, между которыми вставлены плиты из того же материала.

Погребальный храм сходен с жилым домом не только по конструкциям, но и по планировке. Если дворик, его павильон и вход в храм расположены примерно на одной оси, то вход в крипту сдвинут влево, а вход в погребальную камеру — в правый угол крипты. Здесь сочетаются симметричная и асимметричная композиции, характерные для жилых домов и дворцов. Судя по изображениям на фресках, павильоны должны были венчаться рядами стилизованных бычьих рогов, как это делалось и во дворцах.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации