Луксор (Казимеж Михаловский, Анджей Дзевановский)

Луксор. Серия «Искусство и культура древнего мира». Текст: Казимеж Михаловский; фотографы: Анджей Дзевановский, Анджей Дашевский, Зигмунт Высоцкий. Перевод с польского: Лия Скальская. Издательство «Аркады», Варшава, 1972


В древности храм в Луксоре был связан культовым церемониалом с Большим храмом Амона в Карнаке. Святилище, предназначенное для этой цели существовало в южном квартале столицы Египта, Фив, уже в эпоху Среднего царства. В период же Нового царства оно было целиком перестроено и расширено, и именно эти руины сохранились до наших дней как прекрасный пример архитектуры времени XVIII и XIX династий.

Хотя тройную молельню, предназначенную для ладей божеств фиванской триады — Амона, Мут и Хонсу, выстроил Тутмос III, храм в Луксоре является прежде всего памятником строительной деятельности двух великих фараонов, а именно Аменхотепа III и Рамсеса II. Для первого из этих правителей Аменхотеп, сын Хапу, один из крупнейших зодчих древнего Египта и создатель канона египетского храма, возвел новую, великолепную постройку из белого известняка, разрушив почти до основания более раннее сооружение из песчаника. По приказу Рамсеса II к этой постройке был пристроен первый двор с мощными пилонами; он же узурпировал целый ряд статуй Аменхотепа III.

Автор текста, профессор Михаловский, выдвигает оригинальную гипотезу относительно знаменитой большой колоннады Аменхотепа III, считая, что первоначально она была не колонным залом, а завершением аллеи сфинксов, ведущей из Луксора в храмы Хонсу и Мут в Карнаке.

Изысканная архитектура Аменхотепа, сына Хапу, обращающая внимание прежде всего совершенством пропорций колонн, ставит Луксор в ряду прекраснейших культовых сооружений древнего Египта.


Луксор — главнейший туристический центр Верхнего Египта, в который мы попадаем направляясь по Нилу к югу, расположен в 729 километрах от Каира.

Административным центром провинции является Кене, но в Луксоре сосредоточено большинство отелей, и отсюда, как правило, начинается посещение территории древних Фив — Карнака, храмов, расположенных на западном берегу Нила, а также гробниц фараонов, цариц и вельмож, сооруженных в основном в период Нового царства.

Луксор занимает территорию знаменитой столицы Египта. Вместе с находящимся там храмом новый город занимает всего лишь территорию прежнего южного квартала столицы правителей XVIII династии. Между его нынешним именем и древнеегипетским названием Фив, которые также, как и IV ном (округ) Верхнего Египта, назывались Уасет, нет никакой этимологической связи. Слово Луксор восходит к периоду поздней античности, когда римляне, выстроив здесь укрепленный лагерь, назвали его Кастра; отсюда арабское аль-Кусур (замки), переиначенное европейцами в Луксор.

В отличие от большого культового комплекса в Карнаке т.е. северного квартала древних Фив, на территории Луксора находится только один храм. Но именно при виде этого храма, словно остолбенев, остановились и без команды отдали честь солдаты дивизии генерала Десекса, преследовавшие мамелюков, отступавших на юг после победы Бонапарта под пирамидами.

Луксорский храм, ныне сильно разрушенный, по-прежнему поражает своим великолепием. Воздвигнутый на берегу Нила, ориентированный на север — юг, храм обращает внимание редким для архитектуры древнего Египта местоположением, а красоту его стройных колонн, отражающихся в водах Нила, не могут нарушить даже здания новых гостиниц, подступающие к храму с юга и севера. С Луксора, как правило, начинается посещение фиванских достопримечательностей, и именно он является своего рода критерием оценки архитектуры и декора рядом расположенных ансамблей памятников древности.

И как ни странно, именно этому, наиболее часто посещаемому храму, прилегающему к новому бульвару над Нилом — излюбленному месту прогулок десятков и даже сотен тысяч туристов, до сих пор не было посвящено еще ни одной полной публикации. Это не значит, разумеется, что мы не знаем его историю и не располагаем ценными исследованиями на тему отдельных этапов строительства храма и некоторых проблем его архитектуры. По-прежнему, однако, луксорское святилище ожидает исследователя, который подготовил бы его полную документацию.

Работы по расчистке Луксора и разборке позднейших убогих жилищ арабов, начатые в 1880 году египтологом Масперо, а затем осуществляемые его продолжателями: Гребо, Даресси и Легреном, ежегодно продолжаются и ныне под руководством местного египетского археолога-инспектора.

Впрочем, упомянутый выше эпизод с французскими солдатами, описанный Виваном Деноном, свидетельствует, что и до расчистки храм производил огромное впечатление — пескам пустыни не удалось целиком поглотить это святилище, выстроенное вдали от нее, на плодородном иле животворного Нила. При восстановлении первоначального облика храма дополнительная трудность заключается в том, что находящаяся в его пределах арабская мечеть с красивым силуэтом минарета в воображении современного зрителя до известной степени сливается воедино с колоннами времени фараонов. Автору снимков этого альбома, удалось передать характерные черты сохранившейся древней архитектуры.

Поражающий посетителя вид прекрасных, суровых линий колонн, открытых портиков и красочных цветочных клумб с западной стороны храма, далекий от исторической правды, кажется, однако, вполне достоверным образом прошлого, ибо руины храма целиком срослись с нынешним обликом Луксора и стали неразрывной частью наших представлений об архитектуре древнего Египта. Какова же, однако, историческая правда?

Древний Египет. Карта

Древний Египет

Общий план Луксора и Карнака

Общий план Луксора и Карнака: 1. Храм в Луксоре; 2. Храм Монту; 3. Большой храм Амона; 4. Храм Хонсу; 5. Комплекс Мут

План храма в Луксоре

План храма в Луксоре: А — двор Рамсеса II; Б — колоннада Аменхотепа III; В — двор Аменхотепа III; Г — гипостильный зал Аменхотепа III; Д — первое преддверие, превращенное в христианское время в часовню; Е — святилище бога Хонсу; Ж — святилище богини Мут; З — лестница, ведущая на террасу храма; И — второе преддверие; К — зал для ладьи; 
Л — так наз. Зал рождения Аменхотепа III; M — третье преддверие; Н — святилище (помещение для статуи божества)

Уже в эпоху Среднего царства на территории нынешнего храма находилось культовое сооружение, камни которого были использованы при возведении позднейшей постройки. Храм уже в то время носил название Ипет-ресет-Имен т.е. «южный гарем Амона».

Тутмос III, заупокойный храм которого польские археологи открыли в Деир-эль-Бахри, украсил новыми постройками столицу государства, расположенную на восточном берегу Нила. С наиболее значительными следами его деятельности мы сталкиваемся прежде всего в Карнаке, хотя он не забывал о «южном гареме Амона», где по его приказанию была возведена тройная молельня для ладей фиванской триады богов т.е. Амона, Мут и Хонсу. Уже при сооружении этих помещений строительным материалом служили элементы более ранних культовых построек эпохи Среднего царства. Сооружение святилища в выбранном Тутмосом III месте не было, таким образом, случайным и впоследствии стало причиной не встречаемого в иных египетских храмах излома в плане главной оси постройки. Тройная молельня Тутмоса III была спланирована точно вдоль берега реки: луксорское святилище было просто напросто большой молельней Нового Года в комплексе культовых сооружений Карнака. Разумеется, как этап путешествия бога Амона по Нилу, имевшего место в первый день нового года, она должна была быть достойной для приема ладей бога, его супруги и сына.

Расцвет архитектуры Луксора в ее нынешней форме относится прежде всего ко времени Аменхотепа III. Этот фараон стремился придать своей столице монументальный характер. Следы его строительной деятельности мы встречаем по обоим берегам реки. В Карнаке он возвел храм, посвященный богине Мут, где было помещено более шестисот гранитных статуй сидящей на троне богини Сохмет, высота которых достигала более двух метров. На берегу священного озера он установил фигуру колоссального гранитного скарабея, возвел III пилон в большом храме Амона и, по всей вероятности — центральную колоннаду Большого гипостильного зала. Не известно, окончил ли он, но наверняка начал строительство храма Хонсу в Карнаке, ориентированного на юг т.е. в противоположную сторону, чем храм в Луксоре. Оба святилища, находившиеся на расстоянии двух километров друг от друга, Аменхотеп соединил аллеей сфинксов; несколько из них сохранилось перед храмом Хонсу. Для осуществления проекта нового культового комплекса в Луксоре фараон дал согласие на полное разрушение храма из песчаника, возведенного в период XII династии, блоки которого были использованы для новых построек. Проекты фараона осуществлялись Аменхотепом, сыном Хапу, главным архитектором и начальником всех царских строительных работ, автором планировки храма Хонсу в Карнаке, ставшего классическим примером египетского храма эпохи Нового царства.

Аменхотеп, сын Хапу, создал канон египетской культовой постройки, который нашел свое полное выражение в его заупокойном храме, построенном на западному берегу Нила, вблизи храма Тутмоса II, сооружения такого же типа, но значительно большего по размерам. Следует предположить, что этой исключительной для простого смертного чести — согласия на возведение храма для посмертного почитания его души «Ка» — архитектор был удостоен фараоном (несомненно с разрешения верховных жрецов храма Амона в Карнаке) в награду за заслуги в создании единого типа культовой постройки. Этот тип храма принимал во внимание как требования ритуала и культа, так и дифференциацию верующих при допущении в отдельные помещения святилища, согласно тогдашнему соотношению социальных сил в египетском обществе.

Планировка храма, созданного Аменхотепом, сыном Хапу, соответствовала классовому расслоению, характерному для державы фараонов, а его декор был своего рода отражением природы этой страны. Стилизованные растительные фризы в нижних частях стен имитировали зелень плодородной нильской земли. Гипостили с колоннами, напоминающими пальмы либо связки папируса и лотоса вызывают ассоциации с густыми зарослями камыша либо пальмовыми рощами над рекой, а темно-голубые потолки с изображением мерцающих желто-золотых созвездий усиливали располагающее к созерцанию настроение интерьера.

Аменхотеп, сын Хапу, выстроил также на западном берегу Нила заупокойный храм для своего господина — крупнейший среди тогдашних фиванских сооружений такого рода. До сегодняшнего дня сохранились две установленные там громадные статуи — знаменитые «колоссы Мемнона», названные так древними греками, отождествлявшими Аменхотепа III с Мемноном, царем Эфиопии, союзником Приама в Троянской войне. Мемнон погиб от руки Ахилла, однако, его матери, богине утренней зари Эос удалось вымолить у Зевса бессмертие для своего сына.

В столице государства, на восточном берегу Нила, Аменхотеп, сын Хапу, не только выстроил храм в Луксоре и начал строительство храма Хонсу в Карнаке, соединив оба отдаленные друг от друга святилища аллеей сфинксов, но возвел также храм Мут — священный округ Карнака, наиболее далеко отодвинутый к югу, к которому вело ответвление упомянутой аллеи.

В Луксоре первоначальный план Аменхотепа, сына Хапу, предусматривал сооружение гипостильного зала (Г) и целого комплекса внутренних помещений (Д—Н). Учитывая разливы Нила, зодчий возвел храм на солидном каменном фундаменте. Когда перед гипостильным залом с северной стороны началось сооружение пилона, фараон изменил свой замысел и приказал построить перед храмом более широкий по сравнению с его главным массивом двор, окруженный с трех сторон двойными портиками с колоннами, украшенными капителями в форме закрытых цветков папируса. Пилон начал сооружаться в связи с этим перед обширным двором (В), однако, и такое, столь монументальное решение храма не удовлетворило стареющего фараона, который в последние годы своего правления приказал выстроить перед пилоном двойную колоннаду, каждый ряд которой состоял из колонн высотой почти в 16 метров, увенчанных капителями в виде раскрытых чашечек цветков. Возможно, что по обеим сторонам этой колоннады находилась низкая стенка, отделяющая ее от окружающего пространства. По всей вероятности колоннада была монументальным продолжением ведущей к храму аллеи сфинксов.

Внимательный читатель наверняка обратит внимание, что с такого рода гипотезой он не встречался ни в одной из изданных до сих пор (очень неполных, кстати) публикаций на тему Луксора. Нам кажется, однако, что только таким образом можно объяснить сооружение этой части храма, которая как замкнутое помещение т.е. как узкий колонный зал совершенно не отвечает концепции строителя Луксорского храма, Аменхотепа, сына Хапу, создателя канона египетской культовой архитектуры. Существуют ли какие-либо доводы, подтверждающие предположение, что знаменитая колоннада Аменхотепа III в Луксоре была с самого начала задумана не как колонный зал, а как свободно стоящие перед пилоном два ряда мощных колонн? Доказательство правильности этой гипотезы мы находим в Большом храме Амона в Карнаке (ср. К. Михаловский, Карнак, 1970). Как известно, III пилон Большого храма Амона был возведен при Аменхотепе III, строительство же Большого гипостильного зала, расположенного между III и II пилонами, начал Сети I, а закончил Рамсес II. Этот знаменитый гипостиль имеет главный неф, образованный двумя рядами значительно более высоких колонн, увенчанных капителями в виде раскрытых цветков, такими же, как и капители луксорской колоннады. Каждая сторона этого нефа состоит сейчас из шести колонн, однако, известно, что при Аменхотепе III их было по семь в каждом ряду. Пара крайних колонн была разобрана во время позднейших перестроек, когда Харемхеб возвел II пилон, узурпированный сначала Рамсесом I, а затем Рамсесом II.

Первоначально эта колоннада, также как и луксорская, была по всей вероятности монументальным завершением аллеи бараньеголовых сфинксов, ведущей от пристани над Нилом к храму. Часть этой аллеи сохранилась до сих пор перед I пилоном. Прежде же она доходила до конца колоннады Аменхотепа III т.е. до замыкающего ее вместе с Гипостильным залом пилона, возведенного Харемхебом. Позже некоторые сфинксы, стоящие между II и I пилонами, были передвинуты под стены знаменитого Большого двора. И хотя на картушах, помещенных на этих сфинксах, мы встречаем имя Рамсеса II, не исключено, что они были просто узурпированы этим фараоном, который собственное имя и имя своего отца приказал поместить и на пилоне Харемхеба, и на колоннах Большого гипостиля. Возможно также, что сфинксы времени Аменхотепа III со временем пришли в плохое состояние и что аллея была восстановлена при Рамесидах.

Еще одним аргументом, подтверждающим правильность нашего предположения о таком характере колоннады, свободно стоящей перед пилоном, является факт, что около шестисот лет спустя цари напатской династии Шабака и Тахарка возвели подобную колоннаду перед II пилоном, который в то время был последним пилоном, замыкающим Большой храм Амона в Карнаке.

Позже, после создания так называемого первого двора, замкнутого при Нектанебе I пилоном (I), упомянутая выше колоннада вошла в его пределы, но только одна из ее огромных 21-метровых колонн дошла до наших дней in situ. Впрочем, идея вертикальных элементов, стоящих перед пилонами, вообще не была чужда XVIII династии — достаточно упомянуть обелиски Хатшепсут, Тутмоса I и Тутмоса II перед V и IV пилонами в Карнаке и, наконец, обелиски Рамсеса II в Луксоре, установленные перед его пилоном после расширения храма.

Возвращаясь к типу храма, созданному Аменхотепом, сыном Хапу, можно утверждать, что в Луксорском храме композиция пространственного решения сохранилась в довольно неискаженной форме даже в отношении входа в храм, ведущего через аллею сфинксов и свободно стоящую колоннаду, эстетически уравновешивающую постепенный переход от низких элементов — сфинксов, к мощному массиву ворот т.е. к пилону, замыкающему двор перед святилищем. Ибо то, что в Луксорском храме называют ныне узким колонным залом (Б), по существу не является залом в точном значении этого слова. На стенах, от которых остались только нижние части, нет ни одного рельефа эпохи Аменхотепа III; сохранившийся здесь рельефный декор относится ко времени Тутанхамона и Харемхеба.

Расширение «южного гарема Амона», т.е. храма в Луксоре, затормозили политические события, разыгравшиеся в Египте после смерти Аменхотепа III, в частности, ересь его сына Аменхотепа IV, назвавшего себя Эхнатоном, который порвал с культом Амона и перенес столицу государства на север, на окраину пустыни, недалеко от нынешней деревушки Эль-Амарна, где почитался только бог Атон. Однако даже этот фараон-еретик считал необходимым в монументальной форме увековечить память о своей власти над Египтом в Карнаке.

Ныне нам трудно судить о характере постройки, возведенной этим фараоном. По всей вероятности это был род «киоска», какие сооружались иногда при аллее сфинксов.

Последние цари XVIII династии и первые правители XIX династии ограничились лишь узурпацией монументальных колонн, возведенных Аменхотепом III, помещая на них свои собственные имена рядом с именем действительного создателя, а Тутанхамон, по-видимому, окружил колоннаду более высокой стеной, украшая ее внутренние плоскости рельефами, дополненными новыми композициями при Харемхебе.

Наиболее значительные изменения произвел в Луксоре Рамсес И. Решив пристроить еще один двор с северной стороны, он не мог осуществить это обычным путем, т.е. при помощи продолжения главной оси храма, поскольку последнему препятствовало местоположение находящихся перед храмом помещений для ладей, выстроенных ранее Тутмосом III, где ежегодно останавливалась торжественная процессия во время празднеств Нового Года. Именно поэтому двор Рамсеса II имеет ось, повернутую на восток, что является исключением в культовой архитектуре древнего Египта. Рамсес II, кроме сооружения упомянутых выше обелисков и своих колоссальных статуй, установленных перед пилоном, узурпировал статуи Аменхотепа III, превращая их в собственные.

Фараон напатской династии Шабака украсил рельефами портал у входа в храм, а его преемник Шабатака, также как ранее Рамсес III и один из верховных жрецов XXI династии, ввел незначительные изменения в последнем зале т.е в самом святилище храма.

Нам не известно точно, в какой степени пострадал Луксорский храм в 663 году, когда во время второго нашествия ассирийского царя Ашшурбанипала Фивы подверглись полному уничтожению. Во всяком случае, победившая XXVI т.е. саисская династия, которой удалось изгнать захватчиков из Египта, не была в состоянии соорудить ни одной новой крупной постройки на территории Фив и в связи с этим ограничила свою деятельность исключительно восстановлением разрушенных сооружений. Более активным был в этом отношении Нектанеб I, основатель XXX династии, который построил так называемый I пилон храма в Карнаке и приступил к реставрации аллеи сфинксов, ведущей к Луксорскому храму. Во время последних раскопок перед пилоном Рамсеса II в Луксоре, проводимых египетским Археологическим управлением, был обнаружен большой отрезок именно этой аллеи.

Александр Македонский, покорив Египет, сделал все, чтобы узаконить здесь авторитет своей власти как помазанника бога согласно укоренившейся религиозной традиции. Эту цель преследовало не только его торжественное прибытие в Оазис Амона, но также некоторые нововведения в Карнакском и Луксорском храмах, где в картушах было помещено имя великого завоевателя. В глубине Луксорского храма, перед главным святилищем, на месте прежнего помещения с четырьмя колоннами, по его приказанию был выстроен новый зал для ладьи Амона.

Преемник Александра Македонского, Филипп Арридей выстроил портал перед воротами, ведущими в так называемый Колонный зал Аменхотепа III, сузив тем самым вход.

Птолемеи, развивавшие широкую строительную деятельность в Фивах, не ввели в Луксорский храм никаких существенных изменений. Следующим историческим этапом, следы которого и ныне можно заметить в Луксоре, был период римского господства. В конце III века н.э. в Фивах вспыхнуло восстание против римских захватчиков и именно тогда около храма, уже частично разрушенного, был заложен римский лагерь, при сооружении которого использовались блоки стен храма XVIII династии с географическими текстами.

Небольшого размера гранитные колонны из этого лагеря послужили позже материалом при строительстве двух возведенных здесь коптских церковок. В это время на территории Луксора существовала еще одна, большая по размерам церковь, а также целый жилой квартал; их остатки были открыты в последние годы к северу и востоку от храма во время раскопок, организованных местным Археологическим управлением.

К последней фазе перестройки «южного гарема Амона» относится сооружение упомянутой в самом начале арабской мечети.

Направляясь с южной стороны через аллею сфинксов к главному входу в храм, мы замечаем с левой стороны стройный гранитный обелиск, высота которого достигает более 25 метров. От второго, стоявшего с левой стороны сохранилась только база. Был он, впрочем, на 2,5 метра ниже первого. Эти обелиски, высеченные из черного гранита, увенчанные золотыми верхушками, были установлены перед храмом по приказу Рамсеса II. В 1831 году Мухаммед-Али подарил их Франции. Французы решили, однако, принять только один, западный обелиск, более низкий, но зато лучше сохранившийся. 25 августа 1836 года инженер Леба установил его на Площади Согласия в Париже, где он воспринимается ныне как неразрывная часть городского ансамбля.

Перед самым пилоном по приказу Рамсеса II было установлено шесть его колоссальных статуй. Две фигуры из черного гранита, стоящие по обеим сторонам входа, изображали фараона сидящим, остальные четыре, выполненные из красного гранита — стоящим. Ныне сохранился только один из этих четырех колоссов, и то в весьма плохом состоянии. Сохранилась также и связанная с этим монументом скульптура, изображающая дочь Рамсеса Меритамон. Около же сидящих статуй фараона, высота которых вместе с цоколями достигала 15,6 метров, у трона были помещены небольшие фигуры одной из его супруг, знаменитой царицы Нефертари; именно для нее в Абу-Симбеле в Нубии рядом с большим скальным храмом, местом собственного поминального культа, фараон приказал построить второй, меньший храм, еще более прекрасный, чем главный. Как известно, для спасения этих высеченных в скале памятников, которые скрылись бы под водами искусственного озера после сооружения Ассуанской плотины, они были распилены на многочисленные блоки, перевезены и реконструированы на пустынном плоскогорье, расположенном на 60 метров выше прежнего уровня.

В Луксоре заслуживают также внимания рельефы, украшающие цоколи статуй; мы видим на них, в частности, девять пленников, символизирующих девять покоренных народов, названия которых помещены на груди изображенных.

Пилон Рамсеса имеет нерегулярную кладку и выстроен частично из блоков более ранних построек. Его ширина достигает 65 метров. На фасаде пилона изображены сцены знаменитого похода фараона против объединенных армий сирийцев и хеттов, предпринятого в пятом году его царствования. Подобные сцены встречаются и в других храмах, возведенных этим фараоном: в Рамессее на западном побережье Фив, а прежде всего на внутренних стенах храма в Абу-Симбеле. Эти рельефы посвящены битве при Кадеше, где, как гласит один из текстов, объясняющих содержание изображенных сцен, Рамсес разгромил и обратил в бегство девять тысяч хеттов. Иероглифические тексты, размещенные в виде длинных столбцов, взяты из знаменитой поэмы Пентаура, воспевающей победу Рамсеса под Кадешем. В действительности это сражение не решило исход похода, а смысл помещения этих рельефов заключался прежде всего в стремлении прославить военный подвиг фараона. Кроме эпизодов битвы при Кадеше, на стенах пилона находится изображение фараона, приказывающего наказать палками шпионов, а также сцена военного совета. Портал пилона, как уже упоминалось, украшают рельефы времени Шабаки.

Двор Рамсеса (А), имеющий форму параллелограмма размерами 30 х 57 метров, окружен двойными портиками с колоннами, увенчанными капителями в виде закрытых папирусов. С правой стороны от входа видны руины тройной молельни Тутмоса III, предназначенной для ладей Амона, Мут и Хонсу, местоположение которой принудило архитектора по приказу Рамсеса отклонить ось двора от главной оси храма, что повлияло также на форму этого двора. Небольших размеров изысканные гранитные колонки далеки по своему стилю от массивных, тяжеловесных колоннад двора Рамсеса. Его восточную сторону занимает ныне стена мечети Абу Хаггаг, остальные стены декорированы рельефами, изображающими культовые сцены.

Наиболее интересная из них находится в юго-западном углу двора. На ней изображено торжество по случаю сооружения пилона храма, перед фасадом которого мы видим колоссы фараона, а также два обелиска и флаги, развевающиеся на четырех мачтах. К пилону приближается шествие, возглавляемое семнадцатью царевичами, несущими букеты цветов.

В южной части двора, между колоннами первого ряда портика, находится одиннадцать статуй Аменхотепа III. Они высечены из красного гранита, одна только, меньшая — из черного. Статуи изображают фараона стоящим, с одной из своих жен или дочерей сбоку. Фигуры женщин, выполненные чаще всего в углубленном рельефе, украшают пилястры за спиной статуй фараона в том месте, где этот пилястр соединяется с левой ногой статуи. Иногда они даны в выпуклом рельефе, на столбиках, приставленных к помещенному сзади статуи пилястру. У входа во двор установлены две статуи из черного гранита, изображающие сидящего на троне фараона и стоящую справа от него царицу; фигура последней значительно меньше по размерам. Все эти памятники были узурпированы Рамсесом II, который приказал поместить на них собственные картуши; даже супруга Аменхотепа III, царица Тии, изображенная в образе богини Хатор, была переименована в Нефертари, жену Рамсеса II. Сын Рамсеса II и его преемник Мернептах также приказал поместить свое имя у ноги одной из стоящих статуй сына Аменхотепа III.

Проходя через небольшие ворота, построенные при Филиппе Арридее в широком проходе пилона, мы переступаем порог знаменитой колоннады Аменхотепа III (Б), длина которой достигает 52 метров, а ширина между окружающими ее стенами — 20 метров. Нет ничего удивительного в том, что на колоннах рядом с картушами фараона, по замыслу которого была возведена эта колоннада, виднеются имена и его позднейших преемников — Харемхеба, Сети I и Рамсеса II, ибо с обычаем узурпации либо по крайней мере помещения своих имен на более ранних памятниках мы сталкиваемся во всех храмах древнего Египта.

Внутри колоннады, по обеим сторонам от входа, находятся статуи, установленные Рамсесом II. Две из них, выполненные из белого известняка, изображают царя с царицей, третья — только фараона. На стенах, окружающих колоннаду, сохранились рельефы времени Тутанхамона и Харемхеба, имеющие ценность уникального исторического документа. Они изображают сцены новогодней процессии, причем действие начинается с северо-западного угла и развертывается вокруг зала. Мы видим здесь ладьи богов, выносимые из Карнакского храма и плывущие затем вместе с сопровождающей их свитой в Луксор, видим шествие от пристани к храму, культовую церемонию в Луксоре, наконец, возвращение процессии Амона по этому же пути в его главное святилище — Карнак. Последний акт торжеств изображен в северо-восточном углу зала. В этих композициях, принадлежащих к числу лучших луксорских рельефов, можно заметить еще отзвуки искусства Амарны, которые несколько смягчают помпезный характер изображений, столь характерный для культовых рельефов египетских храмов.

Через остатки пилона Аменхотепа III мы попадаем на большой двор храма. Согласно канону египетской культовой постройки его уровень несколько выше по сравнению с уровнем колоннады. Двор окружен с трех сторон двойными портиками с колоннами, увенчанными капителями в виде закрытых цветков папируса. Длина их достигает 48 метров, ширина 52. Открытый со стороны двора гипостильный зал образуют четыре ряда колонн, по восемь в каждом ряду. Здесь также на стенах высечены имена позднейших правителей Египта — Рамсеса IV и Рамсеса VI, а на одном из блоков архитрава можно заметить картуш фараона XIII династии Собекхотепа II, что свидетельствует о существовании на этом месте более ранней постройки, фрагменты которой были использованы при строительстве нового храма Аменхотепом, сыном Хапу. Стены украшают часто встречаемые в египетском искусстве сцены приношения жертв, в данном случае Аменхотепом III. Некоторые из этих рельефов были сбиты во время амарнской ереси, но уже в начале правления XIX династии фигуры богов были восстановлены в более глубоком рельефе.

У входа в следующее помещение находится памятник римского времени — каменный алтарь, посвященный императору Константину.

Начиная с гипостильного зала все следующие помещения подверглись значительным видоизменениям в позднейший период. Так, например, первое преддверие (Д) было превращено в христианское время в часовню. Колонны, которые первоначально поддерживали его перекрытие, были удалены, а их стволы использованы для поднятия уровня пола. Вход в глубине был преобразован в нишу. Украшавшие стены рельефы были старательно сбиты, а затем покрыты штукатуркой, на которой в конце IV либо в начале V века были помещены росписи с изображениями святых; следы этих росписей сохранились до настоящего времени.

По обеим сторонам преддверия находятся небольшие помещения, где первоначально хранилась храмовая утварь. Одно из них посвящено богу Хонсу (Е), второе (Ж) — богине Мут. Разрушенная лестница (З) вела на террасу храма. Небольшое помещение (И) за преддверием (Д) с потолком, поддерживаемым четырьмя колоннами, в коптское время было также приспособлено к целям христианского культа. На его стенах можно еще различить древние рельефы с изображением фараона, поклоняющегося Амону и богу Мину. Стоит обратить внимание еще на одну интересную деталь — поскольку при Рамсесе II было увеличено число жрецов, несущих ладью в глубину храма, возникла необходимость сузить базы колонн так, чтобы расширить проход в следующее помещение (К) — зал для ладьи. Именно этот зал был целиком перестроен при Александре Македонском. Его стены, сложенные из песчаника, с обеих сторон покрыты рельефами, изображающими великого завоевателя перед Амоном и иными богами Египта.

Из этого зала мы попадаем в ряд помещений, расположенных с восточной стороны святилища. Наиболее интересным из них является так называемый Зал рождения Аменхотепа III (Л). Его потолок поддерживают три папирусообразные колонны, а западная стена украшена тремя горизонтальными рядами рельефов, изображающих чудесное рождение фараона. Образцом для них послужили подобные изображения чудесного рождения царицы Хатшепсут, помещенные в ее заупокойном храме в Деир-эль-Бахри. К сожалению, эти рельефы сохранились в очень плохом состоянии, а помещения, где они находятся, редко доступны для посетителей.

В нижнем поясе мы видим сцены, связанные с зачатием фараона. Слева изображен бог Хнум в сопровождении Исиды, создающий на гончарном круге образ фараона и его душу «Ка». Далее помещена сцена беседы Хнума с Амоном; Амон, воплотившийся по преданию в Тутмоса III, с царицей Мутемуей; Амон, беседующий с богом Тотом; богиня Исида, целующая царицу в присутствии Амона.

В центральном поясе помещены изображения, связанные с беременностью Мутемуи. Мы видим здесь бога Тота, предсказывающего царице рождение сына, царицу, в фигуре которой подчеркнута ее беременность, а также Хнума и Исиду, прикладывающих к ее устам знак жизни. Далее видим богиню в образе гиппопотама, Туерис и Беса — карлика с украшенной перьями львиной головой, а также божества, покровительствующие роженице во время родов. Среди ожидающих это важное событие изображены Гении Севера и Юга. Еще дальше, справа, Исида показывает родившегося ребенка Амону; судьба новорожденного предрешается в тот момент, когда бог держит его на коленях.

Верхний пояс изображает сцену действительного рождения фараона. После родов богиня Хатор кормит своей грудью ребенка вместе с его «Ка». Далее их кормят девять иных божеств. Ребенок и его «Ка» показываются Амону. В последней сцене Аменхотеп вступает на престол Египта. Остальные два зала это удлиненное последнее преддверие (М) с двумя рядами из двенадцати колонн и расположенное непосредственно за ним собственно святилище с потолком, поддерживаемым четырьмя колоннами (Н). До сегодняшнего дня между колоннами сохранились следы платформы, на которой помещался небольшой наос, где стояла статуя божества. Во время торжественной церемонии жрецы переносили наос в зал для ладьи, откуда его сопровождала ритуальная процессия. Рельефы на стенах святилища изображают богов Гора и Атума, вводящих фараона в этот зал, а также фараона перед Амоном.

Внешние стены храма были также покрыты рельефами, большинство из которых не сохранилось. Из оставшихся обращают внимание два ряда рельефов на западной стене двора Рамсеса II, изображающих батальные сцены. В нижнем ряду мы видим взятие войсками Рамсеса II города Тунипа в стране Нахарина, а в верхнем покорение другой хеттской местности — Дапура. Рядом изображен штурм форта Сутана, расположенного на лесистом холме. Батальные сцены украшали ранее и западную стену, окружающую колоннаду Аменхотепа III — здесь можно различить еще фигуру всадника, предупреждающего о приближении врага. Внешние стены двора Аменхотепа III, также как и упомянутые выше статуи этого фараона, были узурпированы Рамсесом II.

Массив самого храма начиная со двора Аменхотепа III возведен, как уже говорилось выше, на мощном фундаменте, который с внешней стороны имеет углубленный профиль, декорированный некогда раскрашенными стилизованными листьями. Этот углубленный, изогнутый наружу профиль фундамента имел и функциональное значение, являясь препятствием для змей, могущих проскользнуть внутрь' храма. Тут же сохранилась посвятительная надпись времени Аменхотепа III, имеющая чрезвычайно важное значение как исторический документ. Надпись сообщает, что фараон повелел выстроить этот храм из прекрасного белого камня (известняка), что его двери были сделаны из дерева акации, инкрустированного золотом, и что имя Амона было выложено из драгоценных камней.

Читая эту надпись и дав свободу воображению, можно, глядя на нынешние руины, представить себе богатство и блеск этого огромного комплекса, длина которого после сооружения двора Рамсесом II достигала более четверти километра (260 метров). Во всякое время дня Луксорский храм чарует посетителя красотой своих колоннад и рельефов, а в лунные ночи впечатление еще более усиливается благодаря таинственности неожиданных эффектов светотени. Туристов же, желающих пережить особо сильные эмоции и почувствовать местный колорит, в сумерки ожидают заклинатели змей, которые таинственным образом умеют призывать ядовитых змей, затаившихся в щелях руин.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации