Мир семьи и общины: жилище и поселение

Глава «Мир семьи и общины: жилище и поселение» книги «Мир искусства древних земледельцев Европы (Культуры балкано-карпатского круга в VII-III тыс. до н. э.)». Автор: Палагута И.В.; научный редактор: Кожин П.М. Издательство «Алетейя», СПб, 2012 ISBN: 978-5-91419-437-3


Жилище — «наиболее очеловеченная часть искусственной среды» 23. Переход к земледельческой оседлости выдвинул к нему новые требования. Этнографические и археологические материалы, происходящие из различных регионов мира, показывают, что с распространением оседлости на смену круглым жилищам охотников или скотоводов приходят прямоугольные постройки, функциональность которых проявляется как в больших возможностях их расширения за счет пристроек, так и в том, что их более прочная конструкция позволяет надстраивать второй этаж 24. Именно из прямоугольных построек состоят кварталы поселений эпохи древнейшего неолита Ближнего Востока — Иерихона Б, Джармо, Чатал-Хююка, Хаджилара (рис. 9/1) 25.

23. Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А. Экология и типы традиционного сельского жилища // Типология основных элементов традиционной культуры. М., 1984. С. 34.

24. История первобытного общества. Эпоха первобытной родовой общины. М., 1986. С. 329-330.

25. Меллаарт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. М., 1982. С. 42-44, 83-85, 96-97, рис. 11, 27, 39.

Ближневосточная архитектура неолитической эпохи: 1 — реконструкция раскопанного участка поселения Хаджилар II; 2 — реконструкции помещений-святилищ из Чатал-Хююка VII и VIb (по Mellaart 1967, 1970).
Рис. 9. Ближневосточная архитектура неолитической эпохи: 1 — реконструкция раскопанного участка поселения Хаджилар II; 2 — реконструкции помещений-святилищ из Чатал-Хююка VII и VIb (по Mellaart 1967, 1970).

Наследием переднеазиатской прародины для ранних земледельцев Европы стало также широкое использование глины в строительстве жилищ. Однако уже с первых шагов развития европейская глинобитная архитектура приобретает свои особенности, связанные, прежде всего, с экологическими факторами. Если на Ближнем Востоке в качестве основного материала для возведения стен используются блоки глины или саманные кирпичи, то в Европе гораздо шире применяются и камень, и, в первую очередь, дерево, из которого делаются каркасы стен, покрывавшиеся глиняной обмазкой.

Изменяется и конструкция крыш домов. В Передней Азии они плоские, что обусловлено засушливым и жарким климатом субтропиков (в аналогичных условиях плоские крыши строят и в Новом Свете — например, индейцы Юго-Запада США). Устройство крыш европейских жилищ эпохи неолита известно по многочисленным керамическим моделям (рис. 10/1-5; табл. I/4—5). В отличие от Ближнего Востока, крыши здесь двускатные или четырехскатные, что связано с большим количеством осадков, выпадающих в зонах средиземноморского климата и лиственных лесов Европы 26.

26. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Экология и типы традиционного сельского жилища. С. 52-55, 57-58.

Керамические модели жилищ неолита Европы: 1-2 — Фессалия, высота около 9 см; 3 — Породин, Македония, высота 17 см; 4 — Алдени, Румыния; 5 — Штрелице, Чехия; 6-7 — модели стульчиков из Овчарово, Болгария; 8 — Породин, размеры 14,5 x 16,9 см (по Grbic 1960; Muller-Karpe 1968; Тодорова 1983; Whittle 1996).
Рис. 10. Керамические модели жилищ неолита Европы: 1-2 — Фессалия, высота около 9 см; 3 — Породин, Македония, высота 17 см; 4 — Алдени, Румыния; 5 — Штрелице, Чехия; 6-7 — модели стульчиков из Овчарово, Болгария; 8 — Породин, размеры 14,5 x 16,9 см (по Grbic 1960; Muller-Karpe 1968; Тодорова 1983; Whittle 1996).

С самых ранних этапов развития жилой архитектуры Европы в ней складываются локальные особенности, связанные не только с долговременностью заселения, различными климатическими условиями, но и с наличием или отсутствием тех или иных строительных материалов.

В Греции еще на ранних ступенях неолита началось широкое использование камня для выкладки фундаментов построек. Камни фундаментов клались насухо или на глиняный раствор. В ряде случаев стены построек, как, например, в Лерне, Отзаки и Агриссе, как и на Ближнем Востоке, возводились из сырцового кирпича и иногда укреплялись внутренними контрфорсами, чтобы избежать их деформации из-за давления перекрытий. Пол мостился камнями или обмазывался глиной. Однако наравне с сырцовой кладкой широко распространяется и более облегченная конструкция стен на основе из кольев, оплетенных прутьями и обмазанных глиной (рис. 11/1—2). Такие постройки, исследованы, например, в Неа Никомедии и Ахиллейоне (рис. 11/3) 27.

27. Perles C. The Early Neolithic in Greece... P. 186-191, fig. 9.4, 9.5; Winn S., Shimabuku D. Architecture and Sequence of Building Remains // Achilleion. A Neolithic Settlement in Thessaly, Greece, 6400-5600 BC. Los Angeles, 1989. P. 32-68.

Архитектура неолитической Греции: 1 — реконструкция стены каркасно-столбовой конструкции; 2 — реконструкция стены из сырцового кирпича (по Perles 2001); 3 — реконструкции каркасно-столбовых построек, Ахиллейон II (по Winn, Shimabuku 1989)
Рис. 11. Архитектура неолитической Греции: 1 — реконструкция стены каркасно-столбовой конструкции; 2 — реконструкция стены из сырцового кирпича (по Perles 2001); 3 — реконструкции каркасно-столбовых построек, Ахиллейон II (по Winn, Shimabuku 1989)

Развивается и планировка жилищ: однокомнатные прямоугольные постройки с одним или двумя входами со временем сменяют более сложные по плану дома, где внутреннее пространство разделено перегородками на несколько комнат. В период среднего и позднего неолита в Греции появляется новый тип постройки — «мегарон», который состоит из двух помещений: прямоугольного зала с очагом посередине и открытого портика, размещаемого в торце здания. Прообраз портика мегарона — выступы продольных стен, так называемые анты, со стоящими перед ними деревянными столбами — представляют постройки из слоев культуры Сескло в Одзаки 28. Настоящий мегарон раскопан в центре акрополя Димини (поздний неолит). Он представляет постройку размерами 10 x 6,35 м, состоящую из двух комнат и портика с двумя деревянными колоннами. В большой передней комнате расположен круглый очаг, рядом с которым — два столба. В задней комнате — полукруглая печь и оградка из вертикально стоящих камней (рис. 14/1). Большой мегарон был возведен и в центре поздненеолитического поселения в Сескло 29. Мегарон лег в основу всей последующей эгейской архитектуры и послужил прототипом античных храмов. Был ли он заимствован из Анатолии, или появился в Греции — вопрос до конца не решенный.

28. Титов В.С. Неолит Греции. Периодизация и хронология. М., 1969. С. 117, Рис. 52.

29. Nanoglou S. Social and monumental space in Neolithic Thessaly. P. 314-315, fig. 3.

На севере Балкан преобладали постройки, возведенные на основе каркасно-столбовой конструкции, оплетенной прутьями и обмазанной глиной. Как отмечено выше, они встречаются и в Греции, но более характерны для Старчево — Кёреш — Криш 30 и последующих культур Балкано-Карпатского региона. Такие жилища, площадью от 12-30 до 100-120 кв. м, состояли обычно из одного или двух-трех помещений.

30. На поселениях культуры Старчево — Кёреш — Криш также достаточно широко представлены различные типы углубленных в землю полуземлянок: Minichreiter K. The architecture of Early and Middle Neolithic settlements of the Starcevo culture in Northern Croatia // DP, Vol. XXVIII (8), 2000.

Наличие в них, соответственно числу комнат, нескольких печей, говорит о том, что в таком доме могло проживать несколько семей. Вход располагался или с торца, как в мегароне, или по продольной стене. В слоях некоторых болгарских теллей, например, в Полянице, обнаружены и дома с портиком, с выступами-антами и двумя дополнительными опорными столбами-колоннами у входа, напоминающие греческие мегароны 31. Часто постройки объединялись в комплексы, состоящие из нескольких жилых и хозяйственных сооружений, однако, в Европе нигде нет стабильной традиции пристройки зданий вплотную друг к другу, с общими стенами, как на Ближнем Востоке 32.

31. Todorova H. Kupferzeitliche Siedlungen in Nordostbulgarien / Materialien zur allgemeinen und vergleichenden Archaologie, Bd. 13. Munchen, 1982. Abb. 13/2, 3, 11, 14, 21, 22; 15/1, 3.

32. Как одно из исключений можно отметить застройку «акрополя» Димини, но здесь плотное расположение построек обусловлено ограниченной площадью участка поселения.

Уже в раннем неолите на Балканах появляются двухэтажные постройки. В частности, новые исследования выявили двухуровневые постройки в III слое Караново, а также в нижних слоях телля Капитан Димитриево, относящихся к периоду Караново I-II. Сложно сказать, были ли выявленные глинобитные конструкции полом следующего этажа, или являлись перекрытием, выше которого располагалось чердачное помещение, но они были достаточно мощные, о чем свидетельствуют ямы от поддерживавших их дополнительных подпорных столбов 33

33. Николов В. Неолитни двуетажни къщи в Тракия // Археология, Год. XLII, 1-2. София, 2001. С. 1-12.

При раскопках внутри жилищ обнаружены многочисленные детали интерьера в виде глинобитных платформ, корытообразных возвышений для помола зерна, столиков-алтарей, печей и обмазанных глиной открытых очагов. Миниатюрные глиняные модели креслиц и столиков — свидетельствуют об использовании деревянной мебели (рис. 10/6—7). Центром хозяйственной жизни жилища была печь, вокруг которой обычно сосредоточена основная масса находок — керамики и орудий труда. Здесь же располагаются и предметы пластики, что говорит о тесной связи домашних культов и быта.

Планы и модели неолитических жилищ: 1 — интерьер ранненеолитического жилища в Слатине, Болгария; 2 — модель жилища из Слатины; 3 — модель жилища из Овчарово (по Николов 1992; Todorova 1982)
Рис. 12. Планы и модели неолитических жилищ: 1 — интерьер ранненеолитического жилища в Слатине, Болгария; 2 — модель жилища из Слатины; 3 — модель жилища из Овчарово (по Николов 1992; Todorova 1982)

Хорошо сохранившееся жилище ранней поры балканского неолита исследовано в Слатине, на окраине современного г. София 34. Размеры жилища — 9,7 м х 12,5 м, т.е. площадь его составляла более 120 кв. м. Каркас массивных глинобитных стен составляли вертикальные жерди, оплетенные прутьями. Перекрытие дополнительно поддерживали несколько столбов, вкопанных в центре постройки (рис. 12/1). Пол жилища был глинобитным, его периодически подмазывали свежим раствором. Вход располагался с юга, в торцовой стене здания. Около входа, вдоль стен, находились глинобитные возвышения — лежанки. Здесь же, у входа, располагался открытый очаг, который, вероятно, использовался для обогрева жилища. Хозяйственная зона располагалась в глубине помещения. Вдоль восточной стены располагалось место для вертикального ткацкого станка. от которого сохранились глиняные грузила, а также «зернохранилищ» в виде глинобитных возвышений с бортиками. Аналогичные конструкции находились и у западной стены. В центре, у перегородки, располагалась массивная печь размерами около 2 х 2 м, с мощным подом и купольной конструкцией свода. Северная часть жилища была отделена перегородкой, так что в этой части получалась отдельная узкая комната шириной всего лишь около 1,5 м. В ней была обнаружена керамическая модель жилища (рис. 12/2). В процессе своего существования постройка перестраивалась, однако, интерьер при этом кардинально не менялся.

34. Николов В. Раннонеолитно жилище от Слатина (София). / Разкопки и проучвания. Кн. XXV. София, 1992.

Тот же тип интерьера демонстрируют и модели жилищ «открытого» типа, без крыши, которых на Балканах найдено достаточно много. Все они принадлежат к периоду позднего неолита, что исследователи связывают с тенденцией к выделению в рамках общины отдельных домохозяйств, с соответствующей индивидуализацией жилого пространства, которое тщательно воспроизведено в моделях 35. Печь здесь, как правило, располагается в глубине помещения, около нее показаны и зернохранилища. Вдоль стен располагаются лежанки. Интерьер таких моделей жилищ могли дополнять и миниатюрные предметы мебели — столики и стульчики, а также миниатюрные сосудики. Набор таких изделий, вместе с антропоморфными фигурками обнаружен в моделях жилищ из Овчарово в Болгарии и Платиа Магула Зарко в Греции (рис. 12/3; 27/1).

35. Для раннего неолита, наоборот, характерны «закрытые» модели с крышей, которые часто имеют не один, а четыре входа, находящиеся по сторонам постройки — как бы открывающие ее внутреннее пространство для обозрения. Позже выделяются два типа моделей — «закрытые», с крышей и одним входом, и «открытые», без крыши, но с деталями интерьера: Nanoglou S. Social and monumental space... P. 308-310.

Архитектура эпохи неолита: 1-5 — фрагменты штукатурки и оштукатуренной деревянной колонны с росписью из Кэсчиоареле, Румыния; 6-7 — глиняные модели башен из Поляницы, Болгария (по Gimbutas 1974; Todorova 1982)
Рис. 13. Архитектура эпохи неолита: 1-5 — фрагменты штукатурки и оштукатуренной деревянной колонны с росписью из Кэсчиоареле, Румыния; 6-7 — глиняные модели башен из Поляницы, Болгария (по Gimbutas 1974; Todorova 1982)

Модели жилищ предоставляют нам еще одну возможность — увидеть целиком декоративное оформление экстерьера жилищ. Судя по моделям, жилища расписывались яркими красками. Это подтверждают и отдельные детали архитектурного декора, которые сохраняются при археологических раскопках (рис. 13/1-5). Мотивы орнамента, украшавшего стены и колонны зданий, при этом в целом соответствуют орнаментации керамических сосудов. Таким образом, и детали домашней обстановки, и архитектурный декор составляли определенное стилистическое единство, являясь своеобразным «маркером» групп населения, которое являлось носителем той или иной культуры и проживало в пределах определенной территории. Вполне возможно, что архитектурный декор обозначал и социальные различия — ранжирование домов по родовым группам или в соответствии с социальной иерархией, или функции построек, но, к сожалению, его плохая сохранность не позволяет сделать каких-либо определенных выводов.

Небольшие вершины балканских теллей, редко превышающие по площади 2-4 га, были плотно застроены. Планировка поселков, в которых могло проживать от нескольких десятков до несколько сотен человек, имела четкий упорядоченный характер. Дома здесь обычно располагались вдоль двух пересекающихся под прямым углом улиц, ориентированных по сторонам света. Ширина улиц и расстояния между домами не превышали 1-1,5 м (рис. 14/2-4). Такая регулярная планировка, хорошо прослеженная при широкомасштабных раскопках болгарских теллей Овчарово, Поляница, Голямо Делчево, Виница 36, свидетельствует о наличии в этих обществах достаточно развитой социальной иерархии, во главе которой стояли вожди или жрецы, которые организовывали возведение построек по единому плану.

36. См.: Todorova H. Kupferzeitliche Siedlungen in Nordostbulgarien / Materialien zur allgemeinen und vergleichenden Archaologie, Bd. 13. Munchen, 1982; Радунчева А. Късное-неолитното общество в Българските земи. София, 2003 и др.

Планировка поселений теллей эпохи неолита — медного века: 1 — план акрополя Димини, в центре — постройка в виде мегарона; 2 — план I жилищного горизонта в Овчарово; 3-4 — план I и IV горизонтов укрепленного поселка в Полянице (по Титов 1969; Todorova 1982)
Рис. 14. Планировка поселений теллей эпохи неолита — медного века: 1 — план акрополя Димини, в центре — постройка в виде мегарона; 2 — план I жилищного горизонта в Овчарово; 3-4 — план I и IV горизонтов укрепленного поселка в Полянице (по Титов 1969; Todorova 1982)
Модель «храма» или модель, изображающая многослойное поселение? Кэсчиоареле, Румыния (по Dumitrescu H. 1961)
Рис. 15. Модель «храма» или модель, изображающая многослойное поселение? Кэсчиоареле, Румыния (по Dumitrescu H. 1961)
План и реконструкция комплекса каркасно-столбовых глинобитных жилищ культуры Тиса, Горжа, Венгрия (по Horvath 1987)
Рис. 16. План и реконструкция комплекса каркасно-столбовых глинобитных жилищ культуры Тиса, Горжа, Венгрия (по Horvath 1987)

Глинобитные постройки недолговременны и существуют не более 70-80 лет, поэтому поселки периодически перестраивались, на остатках разрушенных жилищ возводили новые. Примечательно, что при этом принципы планировки обычно не нарушались: последующие жилища ставились в тех же местах, что и предыдущие, что подчеркивало преемственность поколений строителей «жилых холмов».

С этой точки зрения примечательна модель из гумельницкого поселения Кэсчиоареле, которая изображает ряд из четырех домов, вылепленных на высоком общем основании (рис. 15). Чаще всего ее интерпретируют, как «модель храма» 37, но, несмотря на многочисленные раскопки, храмы на платформах в Европе обнаружены не были. Но если предположить, что продольные полосы, украшающие основание, символизируют слои «телля», то концепция модели становится очевидной — это ряд жилищ, стоящий на остатках предшествующих построек. Таким образом, перед нами свидетельство осознания древними жителями Балкано-Дунайского региона процесса формирования «жилого холма». Сама модель, возможно, как раз и символизировала эту непрерывность заселения, преемственность традиции от прошлого к настоящему.

37. Dumitrescu H. Un modele de sanctuaire decouvert dans la station eneolithique de Cascioarele // Dacia, NS, t. XII. Bucuresti, 1968. P. 381-394. Недостаточно убедительна и предложенная позже реконструкция этой модели, как изображающей зернохранилище: Dumitrescu H. Sur une nouvelle interpretation du modele de sanctuaire de Cascioarele // Dacia, NS, t. XVII. Bucuresti, 1973. P. 311-316.

Каркасно-столбовые глинобитные жилища с глиняной обмазкой стен и перекрытий, аналогичные болгарским, исследованы и в Югославии, в области культуры Винча, и в бассейне реки Тисы, где была распространена одноименная поздненеолитическая культура. Некоторые из них имели два этажа, застройка поселений была достаточно плотной, в пределах их площади постройки иногда объединялись в комплексы 38. Как и для балканских жилищ, для них характерен архитектурный декор, соответствующий стилю орнаментации керамики. Такой орнамент, например, украшает стены домов на тисском поселении в Горже (рис. 16) 39.

38. Dra§ovean F. The Neolithic tells from Parta and Uivar (South-wesr Romania). Similarities and differences of the organization of the social space // AB, XV, 2007. P. 19-32, fig. 4-9, 14.

39. Археология Венгрии. Каменный век. С. 331-335; Horvath F. Hodmezovasarhely-Gorzsa. A settlement of the Tisza culture // The Late Neolithic of the Tisza Region. A survey of recent excavations and their findings. Budapest, 1987. Fig. 3, 4, 6.

Культура Тиса является крайней северо-западной территорией, где распространены приемы балканского домостроительства и традиция «теллей» — размещения поселка на одном и том же месте, хотя и менее стабильного, чем на Балканах. Далее, в областях Центральной и Западной Европы, в более влажной зоне широколиственных лесов, формируются иные принципы в архитектуре жилищ, в планировке поселений и системах расселения.

Домостроительство культуры Лендьел, с одной стороны, представлено знакомыми нам по Балканам глинобитными «мазанковыми» постройками, где основа из оплетенных прутьями столбов обмазана глиной. Однако здесь гораздо шире распространены и формы так называемых «длинных домов» каркасно-столбовой конструкции, которые сформировались на северо-западных рубежах раннеземледельческого ареала в среде культур линейно-ленточной керамики. Переходной формой, возможно, являются дома «абсидного плана», с одним закругленным концом, которые имеют аналогии и в линейно-ленточных памятниках, и в Фессалии (Рахмани). Иная и планировка поселков: хотя и достаточно больших по площади (Асод в Венгрии, например, занимает около 20 га), но со значительными промежутками между жилищами и, возможно, «горизонтальной» стратиграфией построек, когда новые жилища сооружаются не поверх предыдущих, а несколько в стороне. Таким образом, культурные слои не наращиваются по вертикали, как в теллях, а распространяются вширь 40.

40. Археология Венгрии. Каменный век. С. 372-376.

В северных и северо-западных областях земледельческого ареала в Центральной и Западной Европе в конструкциях жилищ шире используется дерево. Наиболее приспособленными для условий зоны широколиственных лесов Центральной и Западной Европы оказались «длинные дома» носителей культур линейно-ленточной керамики, как и близкие им по типу жилища культуры Лендьел. При ширине 5-7 м, длина их достигала 45 м. Один конец здания, в котором располагался вход, обычно бывает шире другого.

В основе такого дома лежала каркасно-столбовая конструкция из трех-пяти рядов вкопанных в землю столбов, два из которых служили основой для оплетенных прутьями и обмазанных глиной стен, а центральный ряд поддерживал конек двускатной крыши (рис. 17/1). В конструкциях таких домов наблюдается ряд различий. В некоторых случаях стены состояли целиком из бревен, сплошным рядом вставленных в выкопанные в земле канавы. Часто такая конструкция стен применялась только для одного конца здания, что, возможно, свидетельствует о различном функциональном назначении помещений, ограниченных стенами разной конструкции 41.

41. См.: Soudsky B. Etude de la maison neolithique // SA, XVII-1, 1969. Эволюция подобного типа домов рассмотрена в недавней работа П. Рашке: Raczky P. House-Structures under Change in the Great Hungarian Plain in Earlier Phases of the Neolithic // Homage to Milutin Garasanin. Belgrade, 2006.

Наличие в некоторых случаях нескольких очагов заставило предположить, что в «длинных домах», по площади обычно значительно превышавших балканские постройки, обитало несколько семей. Аналогичные постройки, в которых обитали несколько семей, объединенных в матрилокальный род, известны по этнографическим данным у североамериканских индейцев-ирокезов 42. Существуют и иные интерпретации «длинных домов»: под одной крышей в них могли находится различные жилые и хозяйственные помещения, также возможно и характерное для ряда архаичных культур разделение поселения на «мужские» и «женские» дома, где взрослые мужчины и женщины с детьми проживали по отдельности 43. Кроме «длинных домов», носители культуры линейно-ленточной керамики обитали и в жилищах в виде землянок и полуземлянок, которые широко распространены в восточной части ее ареала 44.

42. Piggot S. Ancient Europe. P. 51-52; Gimbutas M. The Prehistory of Eastern Europe. Part I. Mesolithic, Neolithic and Copper Age cultures in Russia and the Baltic Area / American School of Prehistoric Research, Bulletin No. 20. Cambridge, Massachusetts, 1956. P. 118-122, Fig. 66, 67.

43. Шнирельман В. А. Возникновение производящего хозяйства. С. 184.

44. См.: Пассек Т. С., Черныш Е. К. Памятники культуры линейно-ленточной керамики на территории СССР / САИ. Выпуск Б1-11. М., 1963; Ларина О.В. Культура линейно-ленточной керамики Пруто-Днестровского региона // Stratum plus, №2. Кишинев, 1999. С. 34-45. Единичность «классических» каркасно-столбовых длинных домов в восточной части ареала линейно-ленточной керамики выглядит несколько странной. Возможно это связано с тем, что на большинстве раскопанных поселений столбовые ямы просто не были прослежены.

Жилища и поселения культуры линейно-ленточной керамики: 1 — реконструкция «длинного дома»; 2 — реконструкция поселка (по Soudsky 1969; Gimbutas 1956).
Рис. 17. Жилища и поселения культуры линейно-ленточной керамики: 1 — реконструкция «длинного дома»; 2 — реконструкция поселка (по Soudsky 1969; Gimbutas 1956).

Поселки культуры линейно-ленточной керамики состояли из нескольких длинных домов, свободно расположенных по краям террас речных долин (рис. 17/2) 45. Ориентированы они так, чтобы вход, по возможности, располагался с южной стороны. Расстояние между домами составляло до нескольких десятков метров, вокруг них располагались хозяйственные ямы, рвы для выборки глины, использовавшейся для обмазки стен, производственные и хозяйственные зоны. Таким образом, сравнительно небольшие поселения культуры линейно-ленточной керамики представляли отдаленный прототип хуторской системы расселения, характерной для указанных регионов Центральной и Западной вплоть до современности.

45. Как, например, в Кёльн-Линдентале, см.: Buttler W. Die bandkeramisce ansiedlung bei Koln-Lindenthal / Romisch-Germanisce forshungen. Band 11. Berlin - Leipzig, 1936; Buttler W. Der Donaulandische und der westische Kulturkreis der jungeren Steinzeit / Handbuch der urgeschichte Deutshlands. Band 2. Berlin und Leipzig, 1938.

Постройки существовали около 20-40 лет, после чего их жители переходили на новое место. На некоторых поселениях прослежено несколько циклов заселения, когда, после естественного восстановления плодородия почвы, земледельцы возвращались на прежние участки. Возможно, что это также признак «горизонтальной» стратиграфии, когда поселок расширялся вширь, за счет постройки новых домов в стороне от прежних. Описанная ситуация, характерна, например, для поселения Лангвейлер 8 в северо-западной Германии, где прослежено 16 строительных горизонтов. Более поздние дома либо строились отдельно, либо частично перекрывали прежние постройки (рис. 22/2) 46.

46. Whittle A. Europe in the Neolithic. P. 160-167.

Реконструкции жилищ культуры Триполье-Кукутени: 1 — Ленковцы, Украина; 2 — Раковец, Молдова (по Черныш, Массон 1982).
Рис. 18. Реконструкции жилищ культуры Триполье-Кукутени: 1 — Ленковцы, Украина; 2 — Раковец, Молдова (по Черныш, Массон 1982).

Домостроительство культуры Триполье-Кукутени, сформировавшееся в условиях освоения раннеземледельческим населением лесостепной зоны Юга Восточной Европы — от Восточных Карпат до Днепра, восходит к балкано-карпатской традиции. Реконструкциям трипольских построек посвящена обширная литература 47. В конце XIX века трипольские «площадки», представляющие собой пласты обожженной глины с отпечатками сгоревших деревянных плах и горбылей на нижней стороне, считались погребальными сооружениями — «домами мертвых». Впоследствии было доказано, что это жилые постройки 48.

47. Колесников О. Г. Тришльське домобущвництво // Археолопя, №3. К., 1993. С. 63-73; Вщейко М.Ю. Споруди трипiльськоi культури // Енциклопедiя трипiльськоi цивiлiзацii: в 2-х тт. Т. 1. Киiв, 2004. С. 315-341.

48. Городцов В.А. Назначение глиняных площадок в доисторической культуре трипольского типа // АИЗ, № 11-12, 1899.

Трипольские «площадки» представляли собой постройки, которые были сооружены на глинобитной платформе или имели глинобитное перекрытие. Находки разнообразного инвентаря, печей и других деталей интерьера под платформами свидетельствует о том, что многие трипольские дома были двухэтажными (рис. 18). Иногда зафиксированы более легкие перегородки, которые делили их внутреннее пространство на несколько комнат 49.

49. Детали интерьера были прослежены, например, при достаточно тщательных раскопках поселения Клищев в Побужье: Заец И.И., Рыжов С.Н. Поселение трипольской культуры Клищев на Южном Буге. К., 1992. С. 10-64, рис. 4-39.

Именно такой тип жилища представляют многочисленные терракотовые модели (табл. 1/1-4). Большинство из них изображают прямоугольный в плане домик на четырех ножках, что соответствует основе конструкции постройки с четырьмя опорными столбами и глиняной платформой-перекрытием. Вход располагается с торца здания. Если показаны детали интерьера, то это печь купольной конструкции (обычно у одной из длинных стен), прямоугольные возвышения у стен, на которых иногда размещены миниатюрные сосудики, и крестообразное возвышение в центре помещения — «алтарь» или открытый очаг.

Ряд вопросов реконструкции трипольских глинобитных жилищ - «площадок» еще не решен окончательно. Например, не вполне ясно устройство каркасно-столбовой конструкции, поддерживающей массивное перекрытие из горбылей и плах, обмазанных слоем глины толщиной от 7-8 до 20-25 см. Опорные столбы здесь должны быть достаточно толстыми, кроме того, в виде четырех ножек они присутствуют в моделях, но в большинстве случаев ямы от них либо отсутствуют, либо не прослежены при раскопках 50. Не всегда также удается зафиксировать и развалы стен, при том что сама площадка перекрытия, обожженная в пламени того же пожара, сохраняется достаточно хорошо.

50. На это в свое время также обращал внимание В.Г. Чайлд: Чайлд В.Г. Письмо советским археологам от 16 декабря 1956 г. // РА, №4, 1992. С. 188.

Монументальная скульптура раннеземледельческой эпохи: 1 — глинобитный алтарь, поселение Трушешти, культура Триполье-Кукутени; 2 — скульптуры из Парца, культура Винча (по Petrescu-Dimbovita et al. 1999; Lazarovici et al. 1985)
Рис. 19. Монументальная скульптура раннеземледельческой эпохи: 1 — глинобитный алтарь, поселение Трушешти, культура Триполье-Кукутени; 2 — скульптуры из Парца, культура Винча (по Petrescu-Dimbovita et al. 1999; Lazarovici et al. 1985)

Интерьер трипольских жилищ соответствует тому, который представляют керамические модели. Он включает глинобитные платформы, возвышения-«алтари» (квадратной, округлой или крестообразной формы), возвышения с бортиками, где производился помол зерна, печи с купольной конструкцией свода и подом, выложенным в целях теплоизоляции черепками битых сосудов. Иногда в обмазку перекрытия вмазаны грубые лепные сосудики. В некоторых домах размещались большие фигурные алтари, сооруженные из необожженной или слабообожженной глины, как, например, на поселении Трушешти в Румынской Молдове (рис. 19/1) 51.

51. Petrescu-Dimbovita M., Florescu A., Florescu M. Trusesti. Monografie arheologica. Bucuresti, Iasi, 1999. P. 526, 528-530, fig. 372/1, 2, 6.

Судя по находкам фрагментов обмазки со следами росписи, а также богатой орнаментации моделей, трипольские жилища украшались фресками или окрашенным рельефным декором. По стилистике и мотивам архитектурный декор соответствовал орнаментам керамики.

Реконструкции и планы укрепленных поселений культуры Триполье-Кукутени: 1 —Хэбэшешти; 2—Трушешти, Румыния (по Dumitrescu et al. 1954; Petrescu-Dimbovita et al. 1999)
Рис. 20. Реконструкции и планы укрепленных поселений культуры Триполье-Кукутени: 1 —Хэбэшешти; 2—Трушешти, Румыния (по Dumitrescu et al. 1954; Petrescu-Dimbovita et al. 1999)
Планы крупнейших трипольских «протогородов»: 1 — поселение у с. Тальянки; 2 — поселение у с. Майданецкое, Черкасская обл., Украина (по Круц 1989, Шмаглий, Видейко 2000)
Рис. 21. Планы крупнейших трипольских «протогородов»: 1 — поселение у с. Тальянки; 2 — поселение у с. Майданецкое, Черкасская обл., Украина (по Круц 1989, Шмаглий, Видейко 2000)

Параллельно с наземными жилищами, на трипольских поселениях существовали «землянки» восьмерковидной формы, состоящие из двух округлых ям диаметром до 2-2,5 м, глубиной от 0,5 до 1,5 м. Устройство стен и крыши таких «землянок» неизвестно. Есть основания полагать, что они являлись углубленной частью наземных жилищ, выстроенных из дерева и прутьев. Углубленные части зачастую имели и сооружения с глинобитными конструкциями 52.

52. Овчинников Е.В. До питання про тришльське житлобущвництво (за результатами розкопок поселень хулр Незаможник i Зелена Дiброва) // ЗНТШ. Т. ССXXVII, 2002. С. 115-139; Скакун Н.Н., Старкова Е.Г. Особенности керамического комплекса трипольского поселения Бодаки // Трипiльськi поселення-гiганти. Матерiали мiжнародноi конф. К., 2003. С. 148.

Планировка трипольских поселков изучена благодаря применению аэрофотосъемки и геофизических методов разведки. Наиболее ранние поселения невелики по площади (до 2-6 га). Жилища здесь часто расположены группами (рис. 20), но с ростом населения все большее значение приобретает кольцевая планировка 53. Именно она ложится в основу поселений-гигантов, возникших в поздний период Триполья в междуречье Южного Буга и Днепра. Площадь их достигает 300 - 450 га, а количество жилищ — 1500 - 2000 (рис. 21). Таким образом, население подобных «протогородов» насчитывало, как минимум, 4-5 тыс. человек. Их упорядоченная структура свидетельствует о наличии в трипольском обществе системы социальной иерархии, на вершине которой стояли организаторы этого грандиозного строительства. Однако поселения-гиганты не были городами в собственном смысле слова (скорее — большими сёлами), так как не являлись ни политико-административными, ни ремесленными центрами, а большинство их жителей занималось сельскохозяйственным трудом.

53. См.: Sorochin V. Modalitatile de organizare a asezarilor complexului cultural Cucuteni-Tripolie // AM, XVI, 1993.

Согласно одной из версий, возникновение поселений-гигантов обусловлено концентрацией населения в связи с военной угрозой 54. Тогда кольца застройки могли играть роль своеобразных «жилых стен». Однако, если учесть аграрный характер этих поселений, подобное расположение жилищ также и наиболее эргономично. Таким образом, вполне вероятно, что их формирование было связано с неблагоприятными изменениями климатических условий, когда для поддержания жизнедеятельности потребовались усилия больших коллективов. «Протогорода» существенно повлияли на изменение ландшафтов. Подсчитано, что для застройки только одного такого поселения требовалось вырубить весь лес в радиусе до 10 км 55. Возможно, что следствием этого стал экологический кризис, приведший к длительному запустению обширных регионов Правобережной Украины. Только спустя несколько столетий здесь снова появляются люди — носители скотоводческой ямной культуры ранней поры бронзового века, соорудившие на развалинах трипольских «протогородов» свои погребальные курганы.

54. Вiдейко М.Ю. Трипiльська цивiлiзацiя. Киiв, 2003. С. 106-109.

55. Круц В.А. К истории населения трипольской культуры в междуречье Южного Буга и Днепра... С. 117-132.

Завершение существования практически каждого из трипольских поселений связано с пожаром, одновременно уничтожившим все постройки, вместе с оставленной там керамикой и другим инвентарем. Согласно наиболее распространенной гипотезе, в большинстве случаев это было следствием преднамеренного сжигания оставляемого поселения. Возможно, этот обряд был одновременно — и очищением, и своеобразным приношением предкам и духам домашнего очага, возносившимся вместе с жилищами в пламени всесожжения. Таким образом, ритуал сожжения поселения является наглядным выражением мобильного характера расселения, а временные циклы их существования — дополнительными временными интервалами, определявшими ритм истории трипольских общин.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации