Архитектура Персии ахеменидского периода

Глава «Архитектура ахеменидского периода» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Автор: И.Ф. Бородина; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970


После победы над мидянами Кир завоевал Лидию, весь Иран, Двуречье, современное Закавказье, Сирию, Малую Азию, Палестину и Финикию, создав мощную державу со столицей Пасаргады. Сын его Камбиз покорил Египет. Дарий I — представитель младшей ветви царского рода, сменивший на престоле Камбиза, вновь подчинил восставшие и отпавшие владения — Вавилон, Малую Азию и Египет, а затем присоединил Аравию, территорию Среднего Востока, Северную Индию, а на западе — острова Эгейского моря, Македонию и Фракию. Дарий понимал, что государство, состоявшее из случайно объединенных стран, непрочно, поэтому занялся переустройством организации власти. Уничтожив границы между государствами, он разделил свою державу на 20 сатрапий, во главе которых поставил контролируемых гражданских и военных управителей. Вновь построенные дороги соединили различные части страны. Столицей сначала был Персеполь, а затем Сузы. Для развития торговли была введена чеканная золотая монета. При Ксерксе (486—465 гг. до н. э.) Ахемениды утратили господство над городами на берегах Эгейского моря. Артаксерксу II (405—359 гг. до н. э.) удалось вернуть себе греческие города в Малой Азии и остров Кипр. Империя Ахеменидов прекратила свое существование под натиском войск Александра Македонского в 331 г. дон. э.

Карта Мидии и ахеменидского Ирана
Карта Мидии и ахеменидского Ирана

На зодчество ахеменидского Ирана большое влияние оказала строительная культура Мидии и сопредельных областей Северного Ирана. Эта связь прослеживается как в структуре городов, типах сооружений, так и технике строительства. Основным материалом оставался сырцовый кирпич для стен и дерево для плоских перекрытий и колонн, причем только традицией можно объяснить широкое использование дерева в бедных им районах Ирана. Из закладной доски Дария дворца в Сузах известно, что кедр привозился из Ливана, тиковые деревья — из Гондхары и Карамана, а эбеновые — из Египта. Большое место в строительстве занимал камень, из которого выполнялись фундаменты, лестницы, угловые устои, особенно высокие колонны, анты, наличники окон и дверей. В Пасаргадах применялся черный и белый, а в Персеполе темно-серый и черный твердый битуминозный известняк. Каменные блоки скреплялись железными скобами и крючьями. В строительной технике в Сузах заметно влияние Вавилонии: для стен и, возможно, частично для перекрытий использовался жженый кирпич, для пола — бетон, приготовляемый из извести и кирпичной крошки; наряду с камнем большую роль в декоре играли глазурованные кирпичи.

В градостроительстве ахеменидского Ирана также чувствуется определенное влияние хорошо укрепленных городов Мидии и Северного Ирана. Ранняя столица Персии — Пасаргады — построена Киром в 550 г. до н. э. по подобию Экбатан. Она была расположена на плато, окруженном горами. Город не был обнесен крепостной стеной, а имел укрепленную цитадель, под защитой которой находились большая площадь с дворцовыми сооружениями и размещавшиеся в долине дома населения. Цитадель-замок стояла на уступчатой платформе (78 x 79 м), возведенной из громадных, хорошо обработанных блоков у вершины одного из холмов к северо-востоку от дворцов.

Персеполь, основанный Дарием I и застраивавшийся с 520 по 460 г. до н. э., имел другую структуру. В нем дворцовая территория была превращена в хорошо укрепленную крепость с развитой системой обороны. Дома горожан располагались вне стен, в долине. По этому же принципу были построены Сузы, но здесь в самой высокой части крепости с дворцами находилась еще укрепленная цитадель.

О фортификационных сооружениях ахеменидского периода дают представление оборонительные системы Персеполя и Суз.

Персеполь, 520—460 гг. до н. э.; план укреплений. Сузы 550—349 гг. до н. э.; укрепленные стены
6. Персеполь, 520—460 гг. до н. э.; план укреплений. Сузы 550—349 гг. до н. э.; укрепленные стены

В Персеполе укрепления состояли из нескольких линий (рис. 6). Первая проходила по гребню гор восточнее и юго-восточнее террасы с дворцами. Стены были укреплены через равные промежутки квадратными в плане башнями, выступавшими снаружи и внутри, которые сохранились в виде оплывших насыпей. Вторая линия обороны располагалась у восточного края террасы, параллельно ему. Она состояла из такой же стены с башнями и соединялась концами с первой линией. Так, двойным ограждением, между которым оставалась обширная площадь, была защищена самая уязвимая в тактическом отношении сторона города. Как выявлено археологами, третью часть фортификационной системы составляла стена, окружавшая террасу с запада, севера и юга. Она была такой же мощной, широкой и высокой, как и укрепление с востока.

Раскопки дали дополнительные сведения о характере этих сооружений. За щебневой насыпью, облицованной и укрепленной контрфорсами из жженого кирпича, шел глубокий ров, а за ним поднималась крепостная стена с уступами из жженого кирпича. Ров оставался сухим, за исключением дождевых сезонов. Его глубина служила дополнительной преградой для атакующих. Но помимо оборонительного назначения он защищал крепостное сооружение и платформу террасы от стреми тельных паводковых вод, стекавших по склону горы Кух-и-Рахмат. Высота укреплений на востоке была свыше 11,5 м, на западе — около 15 м. Фундамент сложен из огромных каменных блоков, а стены и башни состояли из мощной оболочки из сырцового кирпича (33 x 33 x 12 м) и забутовки булыжником. С внутренней стороны к крепостным стенам примыкали помещения для гарнизона.

Оборонительная система Суз напоминала тип хеттских и ассирийских укреплений и состояла из трех линий, расположенных ступеньками на террасе, с внешней стороны окруженных широким рвом с водой. За ним шла подпорная стена террасы 18 м высотой, на некотором расстоянии от ее края стояла стена высотой 9 м с рядом бойниц посередине и зубцами вверху. Еще дальше на террасе был возведен земляной вал, снаружи укрепленный кладкой. Промежуток между этими двумя стенами имел вид сухого рва, который предупреждал возможность подкопов. Все три линии обороны усилены мощными прямоугольными башнями, сильно выступающими из плоскости стен.

Жилые дома иранцев были, очевидно, как и мидийские, двух типов: с внутренней комнатой и крытой террасой перед ней и башнеобразные, вероятнее всего загородные.

Архитектура ахеменидского Ирана вошла в историю мирового зодчества в основном своими дворцовыми сооружениями, среди которых первое место занимают парадные многоколонные залы и жилые зимние дворцы.

Пасаргады, 550-е годы до н. э. Дворец Кира. Пилон Пасаргады, 550-е годы до н. э. Дворец Кира. Сохранившиеся колонны
Пасаргады, 550-е годы до н. э. Дворец Кира. Общий вид (реконструкция). План цитадели
7. Пасаргады, 550-е годы до н. э. Дворец Кира. Пилон, сохранившиеся колонны, общий вид (реконструкция). План цитадели

В Пасаргадах площадь с дворцами занимала большую территорию, огороженную каменной стеной толщиной в 4 м. Внутри, среди огромного искусственно орошаемого парка, свободно располагались парадный и жилой дворцы Кира и небольшие здания павильонного типа (рис. 7). Постройки составляли единый ансамбль с продуманной планировкой.

К юго-восточному углу ограды с внешней стороны примыкало сооружение, которое, очевидно, было пропилеями — главным входом на дворцовую территорию. Оно состояло из прямоугольного зала (34 x 22 м) с широкими проходами на продольной оси и мелких помещений. Перекрытие зала поддерживали восемь колонн (по четыре в ряду), от которых сохранились лишь кубические блоки баз из черного известняка и белые плиты под ними. Каменные обрамления дверей украшены барельефами, на северной стороне находилось изображение четырехкрылого гения.

Северо-западнее пропилеев располагался парадный дворец Кира (см. рис. 7). Он состоял из большого центрального зала (32 x 24,5 м), окруженного портиками из двух рядов колонн. С трех сторон они одной длины со стенами зала и разделены двумя угловыми квадратными комнатами, а с четвертой, северной, главный портик занимал весь фасад и замыкался антами. Восемь каменных колонн 13-метровой высоты (по четыре в ряд) поддерживали плоское перекрытие зала. Портики и комнаты были вдвое ниже (6 м), поэтому было возможно устройство верхних окон для естественного освещения зала.

Стены дворца из сырцового кирпича стояли на фундаменте и цоколе из каменных блоков. Особенно мощные основания делались в местах угловых опор и колонн.

В декоре широко использовалось контрастное сочетание черного и белого камня: базы колонн, капители в виде протом животных, обрамление дверей и ниш были черными, а стволы колонн, облицовка стен — белыми. Наличники дверей украшены горельефными изображениями.

Жилой дворец находился к северу от парадного, с которым он имел много общего в структуре. Центральную часть прямоугольного в плане здания (76 x 42 м) занимал большой зал (24 x 22 м), плоское перекрытие которого поддерживалось 30 колоннами (по пять в ряд). К торцовым сторонам зала примыкали маленькие жилые комнаты, соединенные между собой. С северо-западной стороны сооружения находился колонный портик, зажатый между угловыми комнатами. А во всю длину юго-восточного фасада тянулся парадный входной портик с 20 деревянными колоннами, стоящими в два ряда, и антами по бокам. Пол его был выстлан плитами двух цветов: по белому фону шли черные полосы. Вдоль задней стены сделана белая каменная скамья со вставками из черного камня.

Контраст белого и черного характерен и для декора основного зала. Найдены лишь нижние части гладких цилиндрических колонн из белого камня с небольшой подушкой, выполненной из цельного блока вместе с фустом и декорированной горизонтальными желобками. Колонны стояли на квадратном ступенчатом цоколе из двух частей — нижней из белых и черных плит и верхней из блока черного камня. Никаких остатков капителей не найдено. Пол вымощен белыми каменными плитами.

Центральный зал, как и в парадном дворце, превышал по высоте остальные помещения, создавая возможность бокового освещения его дневным светом. Из фасадного портика в него вела единственная дверь, расположенная правее оси здания, второй дверью зал соединялся с задним портиком. На косяках этих проемов высечены четыре одинаковых барельефа с изображением Кира и маленькой фигуркой служителя. Обнаружено много кусков штукатурки со следами яркой раскраски. Двухкрасочность каменной отделки зданий, очевидно, заимствованная у халдов, специфична для архитектуры Пасаргад.

Персеполь, 520—460 гг. до н. э. Платформа с дворцами, вид с востока
Персеполь, 520—460 гг. до н. э. План: 1 — главный вход на террасу; 2 — пропилеи Ксеркса; 3 — ападана Дцрия; 4 — зал 100 колонн; 5 — трипилон; 6 — дворец Дария; 7 — дворец Ксеркса; 8 — гарем; 9 — помещения охраны
8. Персеполь, 520—460 гг. до н. э. Платформа с дворцами, вид с востока. План: 1 — главный вход на террасу; 2 — пропилеи Ксеркса; 3 — ападана Дцрия; 4 — зал 100 колонн; 5 — трипилон; 6 — дворец Дария; 7 — дворец Ксеркса; 8 — гарем; 9 — помещения охраны
Персеполь. Пропилеи. Рельефное изображение крылатого быка на пилоне. Общий вид на платформу со стороны южного входа
9. Персеполь. Пропилеи. Рельефное изображение крылатого быка на пилоне. Общий вид на платформу со стороны южного входа
Персеполь. Ападана Дария. Фрагмент руин Персеполь. Ападана Дария. Колонны
Персеполь. Ападана Дария. Капитель
Персеполь. Ападана Дария. База
10. Персеполь. Ападана Дария. Колонны, фрагмент руин, капитель, база
Персеполь. Рельеф лестницы у ападаны Дария Персеполь. Рельеф лестницы у ападаны Дария
11. Персеполь. Рельефы лестницы у ападаны Дария

Дворцовые сооружения Персеполя размещались внутри крепости на высокой террасе не совсем правильной прямоугольной формы (западная сторона 455 м, северная 300 м, восточная 430 м и южная 290 м) с размерами в осях: север — юг — 428 м, запад — восток — 300 м (рис. 8). Для платформы использована естественная скала, дополненная в части, обращенной к долине, кладкой из крупных блоков серого известняка, из которого построены и дворцовые здания Персеполя. Подпорная стена (со стороны долины) высотой от 8 до 18 м частично состоит из неправильных многоугольных каменных блоков, скрепленных насухо, без раствора, железными скобами. По краю террасы была возведена сырцовая стена толщиной до 5 м, а за ней тесно располагались дворцы. Основан Персеполь Дарием, о чем гласит надпись на южном фасаде платформы. Застройка дворцовой территории продолжалась и при его преемниках.

С южной стороны находился главный вход на террасу, оформленный парадной лестницей с двумя двухмаршевыми крыльями, расходящимися внизу и соединяющимися на верхней площадке (рис. 9) (в юго-восточном углу обнаружены вторые ворота, ведущие в квартал гарнизона). Лестница приводила в небольшой двор, в конце которого стояли величественные пропилеи — «Ворота всех стран», построенные Ксерксом. Перекрытие их квадратного зала (сторона 24,75 м) покоилось на четырех 17-метровых колоннах (две стоят на месте) с колоколообразными базами и капителями в виде протом животных. Стены из сырцового кирпича с внешней стороны были оформлены нишами. Три дверных проема, облицованных мощными блоками камня, прорезали стены. Западный вход охраняли два горельефа колоссальных быков, а восточный проем — два крылатых быка с человеческими лицами (рис. 9). Южный выход, самый высокий (свыше 5 м), вел на обширную площадь, замкнутую огромным приемным залом — ападаной.

Парадная лестница, грандиозные пропилеи с изваяниями, в несколько раз превышавшими высоту человека, полны торжественности. Они, подавляя входивших своей массой, как бы подготавливали к восприятию величия дворцовых сооружений.

В конце площади, раскрывавшейся за пропилеями, на платформе, к которой вела двойная лестница высотой 4 м (от уровня пропилеев), стояло огромное высокое здание (площадь 10 тыс. м2) — большая ападана Дария и Ксеркса (см. рис. 10). Она имела квадратную форму плана (62,5 x 62,5 м) и была обрамлена с севера, запада и востока двойными 12-колонными портиками, главный из них фланкирован по углам массивными квадратными башнями. Перед северным портиком располагалась узкая во всю длину фасада площадка с двумя небольшими портиками по концам, на которую вела двухмаршевая лестница. Такая же площадка и лестница были и с восточного фасада; они оформляли выход к другой ападане.

Стены зала толщиной 5,6 м были сложены из сырцового кирпича и не сохранились. Покрытие покоилось на 36 колоннах по 6 в ряд, высотой 18 м. Колонны были каменные, 12 из них сохранились на месте, от остальных — только базы или фундаменты. В зал вели два широких проема из северного портика, по одному — из западного и восточного. Стволы колонн пропилеев и ападаны имеют каннелюры и небольшую подушку внизу. Очень интересны сложные высокие капители, состоящие из нескольких частей: нижняя имеет вид нераспустившегося бутона со слегка отогнутыми лепестками, на нее поставлен крестовый в плане вытянутый брус с каннелированной поверхностью, вверху и внизу завершающийся двойными волютами. На верхние волюты опираются парные протомы быков, на которые были уложены балки перекрытия, а в портиках — и антаблемент.

Стенки лестниц большой ападаны облицованы каменными плитами, сплошь покрытыми рельефными изображениями, и завершены зубчатым парапетом. В средней части подпорной стены, между крыльями лестницы, изображены две группы воинов, как бы охраняющих вход в царскую резиденцию, а в треугольниках — львы, нападающие на быка. Подпорные стены по бокам лестницы украшены трехъярусными композициями шествующих данников и воинов. Слева изображены представители различных племен, покоренных персами, несущие дань (рис. 11). Люди и животные, которых они ведут, показаны в профиль, все они двигаются от краев к середине стены, к лестнице. Хорошо передан ритм движения, а также этнические особенности различных народов, их одежда, предметы, которые они несут в дар царю. На правом крыле изображено могучее войско персов, включавшее, кроме них, представителей других племен — мидян, сузанцев и др., и состоявшее из пехоты, лучников, конницы, сопутствуемой боевыми колесницами. Некоторые из барельефов полны внутренней экспрессии, хорошо передан ритм движения.

Восточная лестница большой ападаны вела на площадь с другим приемным залом царей, так называемым Залом ста колонн. Он был несколько меньше по площади большой ападаны и ниже по высоте. Зал также ориентирован на северо-запад, главный его фасад располагался на продолжении продольной оси запад — восток большой ападаны. Таким образом, перед посетителем, выходившим из боковых дверей ападаны, раскрывался главный фасад зала. Он был оформлен портиком из 16 колонн в два ряда. По бокам портик закрыт квадратными комнатами по типу башен большой ападаны и фланкирован двумя скульптурами быков.

Кровля зала покоилась на 100 колоннах, по 10 в ряд. Они и сырцовые стены зала погибли во время пожара при завоевании Александром Македонским. Однако базы колонн остались на местах, как и каменные облицовки дверных проемов и ниш в стенах; они и дали возможность восстановить архитектуру здания. В нем с каждой стороны располагались И каменных ниш и две двери. Перекрытие было легким, деревянным; свидетельства об этом древних авторов подтвердились археологическими раскопками, при которых открыт толстый слой пепла и древесного угля. Колонны были чрезвычайно стройны, отношение диаметра их к высоте составляло 1 : 10 — 12 и даже 1 : 13. Легкие перекрытия давали возможность делать интерколумнии шириной до 7—8 м; лес стройных колонн не загромождал зала и не препятствовал просмотру его насквозь во время происходивших здесь торжественных церемоний. По предположению одних исследователей зал освещался только через двери; других, что более вероятно, еще и световыми проемами в верхней части стен, которые в ненастье закрывались коврами и тканями.

Персеполь. Зал ста колонн. Пилон с рельефным изображением Артаксеркса I Персеполь. Дворец Ксеркса. Открытая терраса
12. Персеполь. Зал ста колонн. Пилон с рельефным изображением Артаксеркса I 14. Персеполь. Дворец Ксеркса. Открытая терраса
Персеполь. Лестница в трипилон
13. Персеполь. Лестница в трипилон
Персеполь. Пропилеи Ксеркса
Персеполь. Пропилеи Ксеркса
Персеполь. Дворец Дария. Общий вид
15. Персеполь. Дворец Дария. Общий вид
Персеполь. Дворец Дария. Дверной проем с изображением Дария, каменный портал; рельефное изображение
16. Персеполь. Дворец Дария. Дверной проем с изображением Дария, каменный портал; рельефное изображение

Монументальные каменные наличники дверей украшены барельефами с сюжетами, прославляющими царя. В дверных проемах главного фасада четыре раза повторена сцена торжественного приема мидийского сатрапа. На рельефе дверей задней стены царь сидит на троне, который поддерживают фигуры, символизирующие 28 подчиненных персам стран; на проемах в боковых фасадах изображена борьба царя с различными дикими зверями и фантастическими животными (рис. 12).

Огромные размеры парадных залов, высота и простор их, атмосфера торжественности, которая создавалась уже грандиозными пропилеями, многоступенчатыми и многопролетными лестницами, площадями перед ними — все было подчинено идее прославления величия и могущества царей. Особенно интересно, что для этого в ахемединском Иране, впервые на Древнем Востоке, был избран тип светских построек, тогда как в Египте и Двуречье монументальная архитектура, выполнявшая те же задачи, была культовой. Это объяснялось разноплеменным составом империи, в которой не было и не могло быть единой религии. Церемонии возвеличивания царя не могли здесь вылиться в религиозные и приняли чисто светский характер.

На планировку и характер дворцовых сооружений Ирана огромное влияние оказали жилые дома и дворцовые сооружения Мидии, а также гипостильные залы египетских храмов.

Жилая часть дворцов располагалась южнее, за парадной. Единственный вход в нее вел с площади, находящейся между большой ападаной и 100-колонным залом. Монументальная двойная лестница, украшенная, как и лестница ападаны, барельефными изображениями воинов и зверей, вела к пропилеям (рис. 13). Квадратный их зал был перекрыт потолком на четырех колоннах, а с юга и севера (в главном направлении) оформлен двухколонными портиками. На каменных облицовках дверных проемов изображен царь в домашней обстановке (сохранились косяки трех проемов).

За пропилеями находился большой вытянутый с севера на юг замкнутый двор, на который выходили боковые фасады дворцовых строений. С востока и юга двор ограничен огромным по площади сооружением, называемым гаремом. В центре северной его части располагался 12-колонный зал, северный фасад которого оформлял 8-колонный портик, а с юга находился такой же по величине внутренний дворик. Вся остальная территория занята одинаковыми маленькими залами.

Лестница в западной стороне большого двора вела через 4-колонные пропилеи во второй двор, меньший, вся южная сторона которого замыкалась фасадным портиком дворца, принадлежащего Ксерксу, что указано в строительной надписи. Центральный квадратный зал дворца был окружен малыми помещениями, иногда дополнительно разделенными стенками. С южной стороны дворца устроена терраса, высоко поднимавшаяся над склоном холма, с которой открывалась панорама всей долины (рис. 14). Во дворе сохранилось много каменных наличников дверных и оконных проемов, но следов перекрытий и колонн, даже их баз, не обнаружено. Предполагают, что колонны, как и перекрытия, были деревянными.

К западному фасаду дворца примыкал жилой дворец, построенный Артаксерксом III. Он несколько меньше по площади, зал его смещен к западу, а малые помещения находятся в восточной стороне. Главный фасад с портиком обращен на север.

Напротив дворца Артаксеркса III, ближе к большой ападане, стоял дворец Дария (рис. 15 и 16). Он был меньше других по площади и обращен главным фасадом к югу, за что получил название Зимнего дворца. Он прямоуголен, вытянут по оси север — юг. По концам южного портика располагались две лестницы, ведущие во двор. За портиком находился главный зал с 12 колоннами, по четыре в ряд, с трех сторон обрамленный малыми залами и комнатами.

При рассмотрении всего комплекса видно, что оси всех зданий имеют одинаковую ориентацию. Дворцовый ансамбль, несмотря на разновременное строительство, сохраняет строгую регулярную планировку, здания поставлены на одной оси, направление диагонали большой ападаны совпадает с диагональю Зала ста колонн, в то же время вторая диагональ этого зала продолжается в диагонали дворца Ксеркса. Совпадают многие размеры в парадной и жилой частях. Это свидетельствует о том, что зодчие пользовались при строительстве каким-то модулем.

Сузы, 500—349 гг. до н. э. Акрополь, план
17. Сузы, 500—349 гг. до н. э. Акрополь, план
Сузы. Дворец, 500 гг. до н. э. Изразцовые панели Сузы. Дворец, 500 гг. до н. э. Изразцовые панели
18. Сузы. Дворец, 500 гг. до н. э. Изразцовые панели

Акрополь Суз был сооружен на холме древнего эламского кладбища, который был сглажен и превращен с помощью подпорных стен из сырца, жженого кирпича и забутовки гравием в мощную платформу. На ней с восточной стороны стоял жилой дворец, с севера — большой парадный зал (ападана), а с запада — укрепленная цитадель (рис. 17).

Дворец был построен Дарием около 500 г. до н. э., в 440 г. он сгорел и был восстановлен между 404 и 349 гг. Артаксерксом II. Планировка дворца восстановлена по бетонированным полам и остаткам кладки стен из обожженного кирпича. Она отлична от дворцов Персеполя и Пасаргад, а принцип ее ближе вавилонскому дворцу Навуходоносора. Дворец имел несколько входов. К главному южному вела двухмаршевая лестница, которая сначала расходилась в стороны, а затем соединялась у верхней площадки, как и в Персеполе. На оси запад—восток располагались три крупных двора, а вокруг них группировались большие залы и более мелкие помещения; два таких же зала с комнатами находились в северной части дворца.

Вход через узкий коридор вел в небольшой вестибюль, за которым помещались один за другим два зала для стражи и придворных. Они прямоугольные, сильно вытянутые с запада на восток и, как предполагают, были перекрыты полуциркульным сводом. В пилястрах на стенах этих залов обнаружены следы поперечных балок, погашавших распоры свода. Между пилястрами были устроены ниши с дверными проемами в глубине, ведшими в мелкие помещения. Полы выполнены из бетона, а сверху покрыты слоем стука, который заходил на стены, образуя панель. И пол, и панель были окрашены красной охрой, а над панелью проходил изразцовый фриз. В верху стены находились оконные проемы, забранные решетками. За залами анфиладно размещался почти квадратный в плане зал, называемый Двором глазурованных стенок. Перпендикулярно его стенам были поставлены небольшие перегородки, облицованные изразцами, делившие зал на несколько отсеков. По предположению исследователей на эти стенки были поставлены невысокие легкие деревянные колонны, которые поддерживали не кровлю, а натянутый на них тент. В этот двор выходило восемь двустворчатых дверей.

На западном конце поперечной оси восток — запад находился квадратный двор — «площадка с колоннами», хорошо защищенный от зноя и ветра. Сами колонны не были обнаружены, но найдены цоколь и остатки баз на нем, а также большой фрагмент каменной капители с протомами быков. Они дают возможность установить форму колонн и капителей, почти идентичных колоннам Персеполя. Стены двора опоясывала изразцовая панель с изображением воинов-лучников, большая часть плиток ее найдена при раскопках, некоторые из них скреплены с бетоном пола (рис. 18). Во фризе с лучниками больше внимания уделялось декоративности складок одежды, чем выразительной трактовке лиц и фигур людей.

Двор на восточном конце оси назван Площадкой сокровищниц. Площадь его 1100 м2. Трое дверей вели из него через коридоры в склады. После завоевания Суз Александр Македонский вывез оттуда много серебра и золота.

Два дворика на северной стороне гораздо меньше по площади рассмотренных. Очевидно, там размещался гарем. Дворики окружает много небольших комнат, узкие коридоры. На территории гарема найден фриз с изображением львов и фантастических зверей, выполненный из ярко раскрашенных изразцов (см. рис. 18). Трактовка мускулатуры зверей весьма схематична, как и их раскраска. Мастеров Суз больше интересовала и волновала мозаичная яркость расцветки изразцов, а не передача движения, борьбы в изображении человека и животного.

Крыша дворцовых помещений была покрыта черепицей греческого образца, в виде широких плиток с приподнятыми краями (52 x 35 см), швы прикрывались длинными цилиндрическими накладками.

Позади трех квадратных дворов, лежавших на оси запад — восток, проходил длинный коридор, который на востоке поворачивал под прямым углом на север. Он вел к центральному входу парадной ападаны, примыкавшей к северо-восточному углу дворца.

При всем отличии жилой части дворца Суз от Персеполя для официальной части целиком использована планировка и торжественный характер архитектуры ападаны. Это — грандиозный по размерам квадратный зал, с севера, запада и востока окруженный портиками. Общая площадь его 8 500 м2. В центральном зале покрытие покоилось на 36 колоннах по шесть в ряд и на 12 колоннах в два ряда в портиках. В самом зале не сохранилось на месте ни одной базы, остались лишь фундаменты под ними в виде каменных кубов. Высота колонн была 20 м, диаметр 1,6 м. При раскопках зала обнаружена глиняная штукатурка стен, окрашенная в красный и синий цвет; южную стену, отделявшую ападану от дворца, возможно украшал фриз с изображением львов, фрагменты которого найдены.

Колонны портиков были поставлены на базы в форме перевернутого лотоса и заканчивались капителями с протомами животных. Базы колонн зала квадратные, а капители не найдены и реконструируются по аналогии с персепольскими. Пол зала выстлан кирпичом, цвет которого имитирует желто-серый камень арагонит. Колонны в зале поставлены гораздо теснее, чем в портиках, возвышающихся над уровнем земли на 15 м.

По высоте и обширности ападана превышает даже залы Персеполя. Но несмотря на это, она уже не играет главной роли в планировке дворцового комплекса, как прежде. Ападана, хоть и связана композиционно с остальной частью дворца, отодвинута на задний план и лишена торжественных подходов. Главный фасад ее без портика, он просто примыкает к дворцу Грандиозные портики ападаны обращены в сад, но и с этой стороны не было достаточно площади, чтобы почувствовать величие сооружения. Если в Персеполе портики придавали ападане торжественный вид и играли главную роль в создании объемной композиции, то в Сузах они превращаются в своеобразные колонные вестибюли, оформляющие выход из парадного зала в сад. Персепольские дворцы призваны эмоционально воздействовать в первую очередь внешними формами, чему способствовали большие свободные площади, которые давали возможность увидеть сразу все здание, ощутить его размеры, величие его архитектуры. Восприятие здания шло от целого к частному, от выразительного внешнего облика к его интерьерам. В Сузах в основном и в первую очередь перед посетителями представали интерьеры, так как не создавалось возможности обзора всего здания снаружи. Хотя тип ападаны и был сохранен в Сузах, она во многом утеряла здесь свое архитектурное и эмоциональное звучание.

Пасаргады. Гробница Кира. Общий вид Пасаргады. Гробница Кира. План
19. Пасаргады. Гробница Кира. Общий вид, план
Персеполь. Гробница Тахт-и-Рустем. Общий вид
20. Персеполь. Гробница Тахт-и-Рустем. Общий вид
Курангун. Гробница Да-у-Духтар. Разрез, план Курангун. Гробница Да-у-Духтар. Общий вид
21. Курангун. Гробница Да-у-Духтар. Разрез, план, общий вид

Культовые сооружения ахеменидского времени немногочисленны. Из мемориальных построек особняком стоит гробница Кира, расположенная на дороге к западу от цитадели и площадки дворцов в Пасаргадах (рис. 19). На высокую платформу — постамент из шести ступеней поставлена прямоугольная в плане небольшая (3,16 x 2,18 м) погребальная камера с двускатной крышей. И постамент, и сама усыпальница сложены из блоков известняка, высота которых последовательно уменьшается в рядах кладки; этим достигается иллюзорность перспективного сокращения, а тем самым и восприятие довольно миниатюрного сооружения (общая высота которого всего 11 м) как более величественного и монументального. По свидетельству греческого историка Аристобула, вокруг гробницы были роща разнообразных деревьев, искусственно орошаемая, и луг с высокой травой. В позднее время мусульмане окружили платформу рядом колонн, собранных с дворцовой территории.

О происхождении архитектуры гробницы существует несколько мнений. По профилям карниза, двускатной крыше и ступенчатому цоколю ее считали близкой ликийским скальным гробницам. Однако в Пасаргадах обнаружены остатки очень похожей шестиступенчатой платформы со следами небольшого сырцового строения, как предполагают, святилища. Возможно, гробница Кира повторяла архитектурные формы древнеиранского святилища. Е. Херцфельд считает, что гробница воспроизводит тип простейшего дома-хижины более раннего времени, который уже не бытовал в VI в. до н. э. По его мнению, так же была задумана неоконченная гробница, приписываемая Камбизу и носящая имя Тахт-и-Рустем (рис. 20), в 5 км от Персеполя.

Более распространены в ахеменидском Иране скальные гробницы, продолжающие индийские традиции. Наиболее ранняя — Да-у-Духтар — находится в Хак-и-Рустеме, недалеко от Курангуна (рис. 21); по предположению Е. Херцфельда, это могила одного из предшественников Кира. В ней две камеры, одна из которых более поздняя. На фасаде по обе стороны небольшого входного проема расположено по две колонны, поддерживающие антаблемент с зубчатым парапетом. Особенность гробницы — протоионические капители колонн. Как и в Кызкапане колонны не отделены от фасада, а лишь наполовину выступают из скалы. Это характерно для всех скальных гробниц ахеменидского времени, в которых глубоко вырубленный в скале портик мидян заменен его горельефным изображением. Такая обработка фасада намного сокращала и упрощала строительные работы и в то же время обеспечивала большую долговечность ему, так как отдельно стоящие колонны не выдерживали тяжести скалы.

Накш-и-Рустем. Гробницы ахеменидских царей. Общий вид
22. Накш-и-Рустем. Гробницы ахеменидских царей. Общий вид
Накш-и-Рустем. Гробница Дария. Общий вид Накш-и-Рустем. Гробница Артаксеркса. Общий вид портика
Накш-и-Рустем. Гробница Дария. План, разрез
23. Накш-и-Рустем. Гробница Дария. Общий вид, план, разрез. Гробница Артаксеркса. Общий вид портика
Накш-и-Рустем. К’аба Зардушт. Общий вид
24. Накш-и-Рустем. К’аба Зардушт. Общий вид

Фасады царских гробниц достигают больших размеров (рис. 22) и очень похожи, так как последующие точно копировали первую — гробницу Дария (рис. 23). Они гораздо пышнее и богаче мидийских по оформлению. Гробницы высечены в скале на высоте 20 м, фасад их имеет вид углубленного в скале широкого креста. Нижняя часть его оставлена гладкой, в верхней находятся барельефные изображения царя, сидящего на помосте, который поддерживают человеческие фигурки, расположенные в двух ярусах. Они олицетворяют страны, входящие в состав державы Ахеменидов. Здесь тот же сюжет, что и на рельефе дверей южной стены большой ападаны Персеполя. В самом верху креста изображен бог Ахурамазда, благословляющий правителя. Средняя часть креста занята фасадом самой гробницы; в центре находится большой дверной проем, ведущий во внутреннюю погребальную камеру, а по бокам от него по две колонны, поддерживающие «архитрав». Форма капителей в виде двойных протом быков и баз повторяет колонны дворцов Персеполя.

Внутренняя планировка ахеменидских гробниц отлична от мидийских. Дверной проем вел в узкий коридор, параллельный фасаду, в задней стене которого были сделаны небольшие ниши с углублениями в полу для нескольких захоронений. Таким образом, каждая гробница, очевидно, превращалась в династическую усыпальницу.

Существуют и более скромные погребения, без пышного убранства, в которых хоронилась, вероятно, ахеменидская знать.

Высеченные в камне фасады гробниц дают представление о характере перекрытий дворцовых сооружений, а также жилых домов ахеменидского Ирана.

Сохранились две гробницы иного типа (в Пасаргадах, так называемая Зиндан, и в Накш-и-Рустем — К’аба Зардушт) — сооружения в виде квадратных в плане башен, со слегка поднимающейся четырехскатной крышей. От первой сохранился только фасад. К’аба Зардушт сложена из крупных блоков белого известняка и формами имитирует кладку стен из лёсса или сырцового кирпича с более массивными угловыми устоями (рис. 24). Три яруса уменьшающихся с высотой прямоугольных ниш воспроизводят окна. Наличники их и входной двери выполнены из черного камня и напоминают деревянные рамы, а карниз из ряда сухариков — вынесенные тонкие балки деревянного перекрытия. В целом сооружение повторяет, очевидно, тип башенных домов, которые встречаются на изображениях иранских городов. Существует и вторая точка зрения, что эти башни служили святилищами.

Пасаргады, 550-е гг. до н. э. Храм (реконструкция)
25. Пасаргады, 550-е гг. до н. э. Храм (реконструкция)
Алтарь огня. Пасаргады. Общий вид Алтарь огня. Накш-и-Рустем. Общий вид
26. Алтари огня. Пасаргады. Общий вид. Накш-и-Рустем. Общий вид

Однако храмы Пасаргад и Персеполя имеют другую структуру и планировку и определенную общность с гробницей Кира. Храм в Пасаргадах был расположен к северо-западу от дворцовой территории. Он стоял в северо-западном торце большого прямоугольного, окруженного стенами двора, в котором были помещены еще два открытых алтаря. От храма сохранилась только прямоугольная в плане платформа (70 x 40 м) высотой 6 м из четырех поднимающихся ступенями террас. Наверху могло стоять небольшое закрытое святилище или просто алтарь (рис. 25).

В Персеполе, помимо уступчатой плат: формы, в южной и северной частях города было открыто еще пять храмов огня. Они напоминают дворцовые сооружения и представляют собой гипостильный зал, на главной оси которого, но не в центре, помещен жертвенник. Подобный храм был обнаружен в Фирузабаде. Он состоял из единственного квадратного помещения (15 x 15 м) с четырьмя колоннами, стоящего на возвышении. Здание широкими проемами открывалось на фасады, со всех четырех сторон к нему вели пандусы или лестницы.

В Сузах при раскопках был обнаружен еще один тип святилища, так называемая айадана, где находился священный огонь. Двойная ограда, поставленная на платформу двухметровой высоты, и лабиринт узких проходов окружали двор святилища.

В глубине его против входа на самостоятельной платформе располагалось здание со священным очагом. Оно представляло собой квадратное в плане помещение с потолком на четырех колоннах, отделенное от двора вестибюлем.

Большое разнообразие древних религиозных культов в ахеменидском Иране, вызванное объединением в державу различных племен, обусловило отсутствие в то время устойчивого и единого типа святилища. Кроме храмов, под открытым небом ставились алтари огня, подобные тому, что изображен на рельефе в гробнице Кызкапан. Они, судя по сохранившимся остаткам и рельефным изображениям, были также разнообразны по форме (рис. 26).

В архитектуре Ирана эпохи Ахеменидов четко различаются три основных этапа, обусловленные историческими и политическими событиями, ростом территории и военного могущества державы.

Первый период — строительство Пасаргад, когда в государство персов входила только Мидия. В это время еще сильны местные иранские строительные традиции, идущие от народного жилища. Сооружения еще довольно скромны по величине, для планировки характерно свободное расположение их в пределах парковой территории. Прямоугольный план помещений, оформление главного фасада портиками, зажатыми между квадратными выступами стен, простые формы ордера, гладкий ствол колонн, сохраняющий отчасти еще пропорции и формы деревянных, — все имеет своими истоками жилую персидскую архитектуру. Для построек Пасаргад характерен базиликальный разрез, двухкрасочность каменных деталей и облицовок из черного и белого камня.

Второй этап совпадает со строительств вом Персеполя. В это время ахеменидская архитектура достигает наивысшего расцвета и в области строительной техники, и в художественной эмоциональной выразительности. Зодчество подчинено идее прославления правителя, завоевавшего многие страны и создавшего огромную мощную державу, отсюда торжественный характер сооружений, грандиозность и монументальность. Дворцовые постройки объединены в ансамбль с продуманной регулярной планировкой, большое внимание обращалось на организацию торжественных подходов, оформленных многомаршевыми лестницами, огромных площадей, с которых раскрывается вид на все сооружения в целом. Для усиления выразительности весь дворцовый комплекс поставлен на высоко поднятую террасу, обнесенную крепостной стеной, асами дворцы еще на дополнительные платформы, дающие возможность создания нарядных изукрашенных рельефами лестниц.

На основе раннеиранских и пасаргадских колонных залов с портиками был создан новый для Востока тип огромного монументального многоколонного квадратного в плане зала, очень высокого, со стройными колоннами, свободным, просторным интерьером, предназначенного для торжественных светских церемоний. Фасады зала оформлялись многоколонными портиками; к платформам, на которых стоит зал, ведут двухмаршевые лестницы. Монументальные барельефы с сюжетами, прославляющими царскую особу, становятся неотъемлемой частью архитектуры.

Изображения, несмотря на определенную условность в трактовке поз, одежды, лиц, волос, полны экспрессии, особенно ярко проявляющейся в фигурах животных и фантастических зверей.

Третий период — строительство Суз — характеризуется использованием, наряду с достижениями предшествующего времени, строительных традиций народов завоеванных стран. Для дворца в Сузах у Вавилона были восприняты принципы планировки, композиции, сводчатые покрытия прямоугольных сильно вытянутых залов, бетонирование полов. Композиционную особенность составляет анфиладное расположение внутренних дворов, а также группирование вокруг них мелких помещений. Ападана достигает здесь еще больших размеров и высоты. Значительную роль в архитектуре, преимущественно в интерьерах, начинает играть цвет; в качестве отделочного материала используются изразцовые облицовки, техника которых заимствована из Вавилона. В Сузах керамика совершенствуется и отличается многообразием изготовления: изразцовые кирпичи, гладкие и с рельефным рисунком плитки, раскрашенные в синий и красный цвета, полихромные поливные плитки, рельефы из терракоты:

В ахеменидском Иране на основе строительных традиций входивших в державу народов были разработаны новые принципы планировки и пространственной композиции, создан монументальный стиль архитектуры, который ярко проявился в грандиозных дворцовых сооружениях.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации