Архитектура Двуречья (IV—II тысячелетия до н. э.)

Глава «Архитектура Двуречья (IV—II тысячелетия до н. э.)» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Авторы: В.К. Афанасьева, И.М. Дьяконов; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970


Особенности архитектуры Двуречья в значительной мере объясняются природными условиями. На безлесной равнине, где почти не было камня (и лес и камень имеются только на севере и востоке, в горах), где разливы рек нередко вели к катастрофам, для поселений старались выбирать относительно возвышенные места, и часто для новых сооружений использовались развалины старых зданий.

Обычай строить одно здание на месте другого стал одной из причин сложности археологических работ в Двуречье, поскольку в одном и том же месте в разных слоях находят остатки нескольких посвященных одному божеству храмов (например, храм бога Сина в Тутубе, современной Хафадже, во II, V и VIII слоях).

Карта стран Двуречья и Месопотамии
Карта стран Двуречья и Месопотамии

Древнейшим видом жилища в Двуречье были хижины из тростникового плетня, обмазанного глиной. Согнутые верхушки тростника образовывали сводчатое покрытие. Хижины известны не только по раскопкам и древним изображениям. Круглые и прямоугольные хижины из тростникового плетения со вставными дверными и оконными рамами, нижние части которых затянуты циновками, сохранились в болотах низовья Евфрата до настоящего времени. Одновременно с тростниковыми существовали глинобитные бескаркасные постройки, непрочность которых (глина высыхала, и постройки быстро рушились) довольно скоро привела к изобретению и применению сырцового кирпича.

Первоначально кирпичи лепились руками. Это были небольшие, продолговатые куски глины, в которую иногда замешивалась рубленая солома. Раскопками в Джемдет-Насре обнаружены следы постройки конца IV — начала III тысячелетия до н. э. из тонких, плоских кирпичей (так называемые «римхены»).

Схема кладки стен односторонне-выпуклым кирпичом
1. Схема кладки стен односторонне-выпуклым кирпичом

В начале III тысячелетия до н. э. сделанный вручную односторонне-выпуклый кирпич (рис. 1) сменился кирпичами, изготовлявшимися в деревянных формах, вначале продолговатыми (20 x 30 x 10 см), затем квадратными (31 x 34 x 10 см — старовавилонский кирпич).

Основной массив кладки стен состоял из кирпича-сырца. Обожженный кирпич применялся только для облицовки и то лишь в исключительных случаях. Вяжущими служили глина, иногда с примесью золы, и битум; известковый раствор начинает применяться с середины I тысячелетия до н. э. Через каждые 5—13 слоев сырцового кирпича во всю толщину стены укладывались тростник или тростниковая циновка, промазанные битумом, которые предохраняли стены от влаги и почвенных солей (этот прием встречается и сейчас в Средней Азии).

Дерево (местная низкосортная пальма) применялось ограниченно и очень ценилось (при переезде хозяин дома увозил с собой дверь). В домах знати для балок перекрытий привозили с гор сосну и кедр.

Покрытия во всех таких зданиях, как правило, с балочным накатом, помещения узкие и длинные. Отдельно стоящие опоры, хотя и встречались уже в III тысячелетии до н. э. (дворец «А» в Кише и др.), но использовались редко.

Ур. Гробница, 2-я половина III тысячелетия до н. э. Разрез
2. Ур. Гробница, 2-я половина III тысячелетия до н. э. Разрез
Хассуна. Жилой дом, V тысячелетие до н. э. Общий вид (реконструкция)
Хассуна. Жилой дом, V тысячелетие до н. э. План
3. Хассуна. Жилой дом, V тысячелетие до н. э. Общий вид (реконструкция) и план
Эриду. Храм VII, 2-я половина IV тысячелетия до н. э.
4. Эриду. Храм VII, 2-я половина IV тысячелетия до н. э.
Урук. Белый храм, конец IV тысячелетия до н. э. Общий вид руин Урук. Белый храм, конец IV тысячелетия до н. э. План
5. Урук. Белый храм, конец IV тысячелетия до н. э. Общий вид руин и план
Телль-Укайр. Роспись алтаря, изображающая мозаичный декор, около 3000 г. до н. э.
6. Телль-Укайр. Роспись алтаря, изображающая мозаичный декор, около 3000 г. до н. э.

С древнейшего времени в Двуречье сооружались своды, в основном ложные. Такого рода перекрытия обнаружены в некоторых зданиях начала III тысячелетия до н. э. в Эшнунне и Тутубе. Однако уже в царских гробницах Ура (XXVI в.до н.э.) наряду с ложными сводами над камерами царских гробниц были открыты каменные коробовые клинчатые своды (рис. 2).

Уже в ранних поселениях северных областей — Арпачии, Джармо, Хассуне (V тысячелетие до н. э.) — прослеживается постепенный переход от однокомнатных, отдельно стоящих строений к сравнительно большим многокомнатным домам (рис. 3). Общие контуры плана такого дома приближаются к прямоугольнику. Стены вылеплены из больших комьев глины с примесью соломы. Земляной пол покрывался циновками из тростника. К жилому дому усадьбы обычно присоединялся обширный огороженный двор для скота.

К концу IV — началу III тысячелетия до н. э., ко времени возникновения первичных мелких государственных образований складывается и характерный для Передней Азии тип поселения. Центром каждого города-государства являлся храм, имевший большое усадебное хозяйство, в котором работали зависимые, свободные и рабы, а позже — почти исключительно рабы.

Наиболее ранний южношумерский храм — храм в Эриду (современный Абу-Шахрайн) — относится к позднему неолиту. Сохранившиеся части позволяют составить представление о плане здания, которому присущи основные отличительные черты, и последующих храмов Южного Двуречья (рис. 4). Храм стоит на высокой платформе, к которой с двух сторон ведут лестницы (или пандусы); святилище храма сдвинуто к краю платформы и имеет внутренний открытый дворик; единственный элемент декора храма — узкие прямоугольные ниши с наружной и внутренней сторон стены. Примерами храмов такого типа являются Белый храм в Уруке (рис. 5) и храм в Телль-Укайре (конец IV тысячелетия до н. э.). Храм Телль-Укайра стоит на высокой четырехугольной платформе. Уступы расчленены нишами, декорированными разноцветной мозаикой, имитирующей узоры циновок. Алтарь храма, внутренние стены помещений и колонны входа были покрыты полихромной фресковой росписью с геометрическим узором и изображениями животных (рис. 6). Характерно повышение крыши над западной стеной храма; вероятно, здесь были окна.

В глубине двора выделяется святилище — целла с местом для статуи божества. До конца эпохи Джемдет-Наср (на рубеже IV и III тысячелетий до н. э.) доступ во все части храма был свободным, но позднее в целлу и в окружавшие целлу и двор подсобные помещения непосвященные не допускались.

В более северных районах Двуречья (Эшнунна, Тутуб и т. д.) складывается несколько иной тип жилой и культовой постройки. Особенности конструкции, возможно, объясняются более холодным климатом этих районов в зимний период. Для этого типа зданий характерно отсутствие типичного для южных строений центрального внутреннего открытого двора, здесь он заменен закрытым помещением, а также имеется очаг внутри дома. Некоторые исследователи предполагают верхне-боковое освещение, в то время как южношумерские храмы и жилые дома получали свет через дверной проем.

Урук. «Красное здание». Мозаичная облицовка, около 3000 г. до н. э.
7. Урук. «Красное здание». Мозаичная облицовка, около 3000 г. до н. э.
Ур. Зиккурат, конец III тысячелетия до н. э. (реконструкция)
8. Ур. Зиккурат, конец III тысячелетия до н. э. (реконструкция)
Чога-Замбиль. Зиккурат, середина II тысячелетия до н. э.
9. Чога-Замбиль. Зиккурат, середина II тысячелетия до н. э.
Киш. Дворец «А», середина III тысячелетия до н. э.
10. Киш. Дворец «А», середина III тысячелетия до н. э.

К особой категории построек относится единственный дошедший до нас образец общественного сооружения — по-видимому, помещение для народных собраний — в Уруке (конец IV тысячелетия до н. э.). К стенам обширного замкнутого двора примыкали колонны и полуколонны. В их нижней части сохранилась трехцветная (красно-бело-черная) мозаика с преобладанием красного, отсюда условное название «Красное здание». Мозаика состояла из раскрашенных шляпок обожженных глиняных конусов, забитых в сырцовые стены (рис. 7). Узор имитировал связки тростников и тростниковое плетение. На одной из сторон двора находилась небольшая эстрада-платформа, на которую вели боковые лестницы.

Мозаичные украшения мало характерны для более поздней архитектуры Двуречья. Возможно, что некоторые храмы были внутри расписаны. До нас дошел только один образец ранней стенной росписи храма в Телль-Укайре.

К концу III тысячелетия до н. э. наряду с храмом на платформе появляется новый тип храма — зиккурат, который становится одним из характерных зданий архитектуры Двуречья до конца эпохи древности. Зиккурат представлял собой массивную сплошную сырцовую ступенчатую пирамиду, на верху которой воздвигался храмик — местопребывание главного божества города. Наклонные или отвесные террасы зиккурата имели разные цвета: черный (обмазка битумом), красный (облицовка обожженным кирпичом), белый (побелка); позже применялись и другие цвета. Возможно, что иногда террасы озеленялись. Стены (как и у обычных храмов) членились прямоугольными нишами. Рядом с «верхним» храмом обязательно существовал и «нижний» храм, ранее выработанного типа. Лучше всего сохранились зиккураты в Уре (знаменитый зиккурат Ур-Намму, конец III тысячелетия до н. э.; рис. 8), в Чога-Замбиле (в соседней с Двуречьем области Эламе, середина II тысячелетия до н. э.; рис. 9), в Борсиппе (середина I тысячелетия до н. э.) и др.

Гигантский холм осыпавшегося зиккурата в Уре до сих пор имеет высоту 20 м. Когда-то зиккурат был облицован обожженным кирпичом. Верхние, имевшие сравнительно небольшую высоту ярусы храма опирались на громадную прямоугольную в плане (43 x 65 м) усеченную пирамиду-платформу высотой около 15 м. Ее наклонные плоскости были расчленены плоскими нишами, несколько смягчавшими впечатление несокрушимой массивности сооружения. На верхнюю площадку платформы вели три широких и очень длинных сходящихся марша. Двигавшиеся по этим лестницам процессии казались исчезающими в месте соединения лестниц.

С середины III тысячелетия до н.э. цари начали строить дворцы, которые представляли собой разросшийся дом, с рядом внутренних дворов, иногда с наружной отдельно стоящей крепостной стеной. Примером служит дворец «А» в Кише (середина III тысячелетия до н. э.; рис. 10). Важным отличием от богатого жилого дома является также то, что дворец «А» имеет прямую, выходящую на двор для собраний парадную лестницу, у вершины которой, на фоне богатого архитектурного декора царь появлялся перед народом. Двор оформляла также располагавшаяся под углом к парадной лестнице дворцовая терраса, навес которой опирался на сырцовые столбы. Другим нововведением был большой приемный зал, пролет которого был увеличен при помощи четырех круглых, поставленных по оси зала массивных столбов. К началу II тысячелетия до н. э. относится дворец в Мари, где имелись помещения со стенными росписями культового характера, выполненными путем нанесения краски на стену посуху. Изображаемые сцены статичны, что обычно для религиозных сюжетов в искусстве Двуречья, но очень красочны. Основной эффект создает гармоничное сочетание белого, черного и красновато-коричневых тонов. Содержание изображений — культовые сцены; культовый характер имеет, очевидно, и интересная сценка сбора фиников. В отличие от более ранних дворцов, дворец в Мари имел очень большие дворы, также украшенные росписями (рис. 11).

Мари. Дворец, начало II тысячелетия до н. э. План
11. Мари. Дворец, начало II тысячелетия до н. э. Фрагмент росписи и план
Ур. Жилой дом, начало II тысячелетия до н. э. План и разрез
12. Ур. Жилой дом, начало II тысячелетия до н. э. План и разрез
Эшнунна, III тысячелетие до н. э. Реконструкция части города
Эшнунна, III тысячелетие до н. э. План жилых кварталов
13. Эшнунна, III тысячелетие до н. э. Реконструкция части города, план жилых кварталов
Уp. III тысячелетие до н. э. — VI в. до н. э. План города
Уp. III тысячелетие до н. э. — VI в. до н. э. План священного участка
14. Уp. III тысячелетие до н. э. — VI в. до н. э. План города и план священного участка: а — гробницы 2-й половины III тысячелетия до н. э.; памятники конца III тысячелетия до н. э.; б — гробницы; в — предполагаемый дворец; г — храм Наннара и Нингал; д — двойной храм Нингал (южная часть — храм царя Бурсина); е — дворец Ур-Намму; ж — зиккурат; з — дома, около 2000 г. до н. э.; перестройка нововавилонского времени, VII—VI вв. до н. э.; и — стены священного участка; к — стены города
План дворца, изображенный на статуе Гудеа, середина III тысячелетия до н. э.
15. План дворца, изображенный на статуе Гудеа, середина III тысячелетия до н. э.
Урук. Храм Караиндаша, XV в. до н. э. Реконструкция стены
16. Урук. Храм Караиндаша, XV в. до н. э. Реконструкция стены

Жилые дома, лепившиеся вокруг центрального храмового (и дворцового) комплекса, были в основном прямоугольными в плане, без окон, с освещением через дверные проемы, с плоской крышей и внутренним двором, реже наружным, обнесенным глинобитными стенами. Дома зажиточных горожан начала II тысячелетия до н.э. могли быть двухэтажными, с деревянной галереей, огибавшей внутренний двор (рис. 12).

Застройка города производилась стихийно. Между домами были кривые и узкие переулки и тупики (рис. 13). Улицы не мостились и после дождя становились непроходимыми, однако во многих крупных поселениях уже имелась канализация. Снаружи поселение обносилось крепостной стеной, часто значительной толщины. Примером является город Ур (III тысячелетие до н. э. — VI в. до н. э.; рис. 14). Религиозно-административный центр города в свою очередь был обнесен крепостной стеной. Его отличала от остальной городской застройки некоторая регулярность планировки. Колоссальный зиккурат, примыкающие к нему святилища и двор отделены еще одной двойной стеной.

Таким образом, в Двуречье с конца IV тысячелетия до н. э. и на протяжении многих веков развивалось только кирпичное сырцовое строительство, что было обусловлено в первую очередь бедностью природных ресурсов страны. Именно преобладание сырцового кирпичного строительства определило целый ряд характерных особенностей архитектуры Двуречья: строгий линейный ритм ниш и выступов, отсутствие криволинейных элементов, редкое применение отдельно стоящей опоры — колонны, наряду с этим довольно частое употребление сводчатых покрытий (большей частью ложных).

Дошедшая до нашего времени статуя правителя Гудеа, изображенного с чертежом и масштабной линейкой, позволяет предположить приемы проектирования, применявшиеся древними зодчими. На планах лишь проставлялись цифрами размеры частей здания, самые планы были вычерчены без точного соблюдения соотношения размеров помещений (рис. 15).

Своеобразие планировки городских комплексов и отдельных зданий в значительной мере объясняется особенностями климатических условий (открытый дворик на юге, закрытые помещения на севере и т. д.), а также характером общественных отношений в эпоху раннеклассового общества; типично выделение в середине города священного храмового участка с доминирующим в центре храмом главного божества и многоступенчатым зиккуратом с храмиком — жилищем верховного бога наверху.

О подлинно архитектурной организации пространства можно говорить только применительно к общественным зданиям, в первую очередь к храмам, а также к центральному храмовому комплексу города в целом. Уже самый участок храма, прямоугольный или овальный в плане, обнесенный массивными стенами, несколько возвышался над окружающей застройкой. Ритмичные вертикальные выступы, членившие высокие стены, создавали игру светотени, разбивавшую однообразие беленых плоскостей, и придавали зданию торжественность, которой были лишены обычные жилые строения. Центральная тяжелая громада «верхнего» храма с храмиком наверху, стоявшего либо на сплошной высокой платформе, либо на нескольких массивных, громоздившихся друг над другом параллелепипедах зиккурата, с вершины которого божество словно взирало на подданных, представлялась как бы зримой связью небес с храмовым комплексом на земле. В то же время создавалось впечатление доминирующей мощи обитающего здесь божества, вполне гармонировавшее с его скульптурным образом, созданным в шумерском искусстве, — тяжелым, приземистым, с резко выраженными чертами лица и огромными, всевидящими глазами.

Простые объемы, главным образом в виде кубов и параллелепипедов, и вертикальное членение плоскостей стен — основные черты шумерской и вавилонской архитектуры. Медленные темпы развития производства, стойкость социальных и религиозных традиций способствовали их закреплению. Это дает возможность довольно легко выделить появлявшиеся по временам чужеродные влияния. Так, в храме, построенном касситским царем Караиндашем в Уруке (XV в. до н.э.) в период завоевания страны горными племенами, нарушены традиции планировки и декоративного оформления здания. Отсутствует внутренний двор, как декоративный элемент введена скульптура (рис. 16). Однако эти (возможно, эламские) черты не были закреплены в архитектуре последующего времени.

Кирпичное сырцовое строительство Двуречья со всеми выработанными для него строительными принципами оказало решающее влияние на архитектуру соседних стран — Ассирии, государств Малой Азии и др., где также преобладают постройки из кирпича, хотя эти области достаточно богаты и другими строительными материалами (лесом и камнем).

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации