Александрия (Казимеж Михаловский, Анджей Дзевановский)

Александрия. Серия «Искусство и культура древнего мира». Текст: Казимеж Михаловский; фотограф: Анджей Дзевановский. Издательство «Аркады», Варшава, 1970


Александрия — один из крупнейших городов древнего мира, богатый торговый центр, где начиная с III века до н. э. и в течение шести столетий сосредотачивалась морская торговля между Востоком и Западом, насчитывает сегодня более двух миллионов жителей, являясь снова крупным и богатым городом.

Быстрое развитие второй столицы Египта, начавшееся в середине XIX века, стало причиной гибели остатков древней Александрии, основанной великим завоевателем Александром Македонским. Новый город строился непосредственно на древних руинах, в связи с чем до сегодняшнего дня дошли лишь немногочисленные памятники, свидетельствующие о прежнем блеске Александрии. До недавнего времени, кроме колонны Помпея, этими памятниками были прежде всего некрополи, как например, Шатби, Анфуши, Мустафа-паша и Ком эшь-Шукафа. В течение последних лет археологический образ Александрии изменился весьма существенным образом. Благодаря польским раскопкам в центре современного города, на площади, образованной после ликвидации холма Ком эль-Дикка, древняя столица приоткрыла фрагмент своего архитектурного ансамбля: монументальные термы, театр с мраморными сидениями римского периода, а также не известную до настоящего времени сеть цистерн. Обнаруженные памятники являются результатом первого этапа раскопок, которые продолжаются и в настоящее время. Эти новые и прежние открытия на территории древней Александрии, появляющейся среди современных жилых зданий, запечатленные на снимках художника-фотографа, воссоздают нам, хотя и частично, образ некогда великой столицы Птолемеев, римской и коптской Александрии.

Зимой 332/331 года до н.э. Александр Македонский заложил новый город на месте небольшого египетского городка Ракедет, называемого греками Ρακώτις — Ракотис, расположенного на берегу Средиземного моря в номе «Западный Гарпун». В династический период этот городок был укрепленным пунктом, защищавшим берега Египта от набегов пиратов. Благодаря своему географическому положению Ракотис, также как и позднейшая Александрия, имел важное стратегическое значение. С северо-запада естественной защитой было Средиземное море с небольшим островком Фарос, находящимся на расстоянии менее одного километра от берега, с юго-востока — озеро Мареотис. Остров Фарос упоминается уже в греческих мифах и в поэме Гомера (Одиссея IV, 351), а некоторые исследователи хотели бы видеть в ныне затопленных развалинах портовых сооружений, открытых вблизи острова, остатки древнеегипетских построек. По мнению других ученых эти сооружения относятся к эллинистическому периоду.

Строительство нового города с регулярной планировкой уличной сети, возводимого по проекту знаменитого греческого архитектора, Дейнократа из Родоса, быстро продвигалось вперед. Осуществлением этих проектов руководил другой греческий архитектор Клеомен, происходивший из близлежащего греческого города Навкратиса. При Птолемее I Александрия становится столицей Египта, а при Птолемее II наступает период ее дальнейшего подъема. В течение трех столетий правления Птолемеев в Египте Александрия превращается в крупнейший торговый центр древности, в огромный космополитический город, в настоящую столицу культуры и искусства эллинистического мира.

Античные писатели восторгались видом нового великолепного города, с которым в то время не мог равняться ни один из городов древнего мира. Страбон (XVII, 8) и Диодор (XVII, 52, 5) оставили нам довольно точные описания Александрии птолемеевского времени. Картину древней Александрии дополняют сведения позднейших римских, а также христианских и раннеарабских писателей.

Из сохранившихся источников нам известно, что египетский городок Ракотис целиком вошел в состав новой столицы, сохранив характер квартала, населенного египтянами. Греки жили главным образом в центре города (так наз. Неаполь) и в квартале, прилегающем к гавани Брухейон, где находилась царская резиденция — Регия. Жители других народностей, например, евреи, жили в отдельных кварталах. Страбон упоминает еще о западном квартале, носившем название Некрополь и о восточном предместье Никополь, где находился амфитеатр, а также ипподром. К югу от Никополя позднее возник квартал Элевсин.

Город простирался вдоль морского побережья, как и теперешняя Александрия. По сведениям Страбона его длина достигала 30 стадий т.е. более 5 километров, а ширина от 7 до 8 стадий т.е. менее 1, 5 километра. Кроме великолепных царских дворцов в так называемом царском квартале на полуострове Лохиада, обращали внимание портовые сооружения, храмы, постройки общественного назначения, широкие улицы, а также сложная система цистерн и отстойников, к которым подземные акведуки подводили воду из Нильского канала, пересекавшего город с юга на север. Однако, наибольшего внимания заслуживал знаменитый Фаросский маяк, прославленный как одно из семи чудес света, построенный Состратом Книдским уже при Птолемее II (он находился в том месте, где позже был построен турецкий Форт Кайт Бей). Маяк соединяла с берегом дамба с мостами, так называемым гептастадий, по обеим сторонам которого располагались две морские гавани: главная находилась с северо-восточной стороны, вторая - западная гавань, носившая название Евност, соединялась с меньшим речным портом, расположенным на озере Мареотис. Канал заканчивался прямоугольным искусственным портом - Кибот, представлявшим собой часть гавани Евност.

Географическое положение Александрии было чрезвычайно благоприятным: город располагал богатой торговой базой, каковой являлся Египет, изобиловавший продуктами земледелия, а также великолепным портом, бывшим в то время экономическим и политическим центром Восточного Средиземноморья.

Такое местоположение города имело и свои отрицательные стороны. Громадные волны, вызванные землетрясениями на дне моря, часто обрушивались на побережье, разрушая низко лежащие кварталы города. Об этом упоминает уже Страбон, а также Дион Кассий и другие писатели. Многие здания обратились таким образом в руины, а остатки некоторых из них находятся ныне под водой. Несмотря на эти разрушения и те, что были причинены городу при вооруженных столкновениях (которые начиная с захвата его Цезарем происходили неоднократно), Александрия, сдавшаяся после 14-месячного сопротивления халифу Омару, еще в 642 году поражала арабов остатками своего прежнего блеска. В позднейший период, после покорения Египта турками, Александрия окончательно утратила значение важного портового центра, а в 1798 году, когда армия Бонапарта высадилась на расстоянии 12 километров от древнего порта, в городе, некогда насчитывавшем полмиллиона жителей, было всего лишь 6 тысяч населения, ютившегося на мысе, образованном по обеим сторонам занесенного илом гептастадия.

Несмотря на то, что руины города издавна служили своего рода каменоломней, остатки построек, зафиксированные сопровождавшими Бонапарта учеными в монументальном издании Description de l’Egypte, представляли собой весьма значительный археологический комплекс. Если бы тогда были начаты систематические раскопки на обширном заброшенном поле руин древнего города, сегодня античная Александрия была бы не в худшем состоянии, чем, например, Помпея. Однако, именно несколько лет спустя после экспедиции Бонапарта в Египет, основатель новой династии, сначала хедивов, а затем египетских султанов — Мухаммед-Али, решил выстроить на территории древней Александрии большой морской порт. Быстрое развитие нового города, который в течение менее ста лет превратился в крупнейший торговый центр Средиземного моря, насчитывающий ныне около двух миллионов жителей, стало причиной окончательной утраты Александрии для систематических археологических изысканий, в связи с чем этот значительнейший город древнего мира известен нам в гораздо меньшей степени, чем многие другие археологические комплексы, не имеющие столь важного значения.

Письменные источники содержат сведения о названиях, а иногда и описания античных построек, находившихся в этом городе. К ним принадлежала, прежде всего, знаменитая александрийская библиотека, насчитывавшая при Птолемее Филадельфе четыреста тысяч свитков папируса; позднее, при Юлии Цезаре, когда она была сожжена, их количество по некоторым сведениям достигало семисот тысяч. Эта библиотека, которую можно считать старейшим в мире высшим учебным заведением, входила в состав комплекса построек, называемого Музей (Мусейон). Среди работавших в Музее ученых были наиболее выдающиеся греческие умы эллинистической эпохи, например, математик Эвклид, астроном Аристарх и географ Эратосфен. Поэты Феокрит и Каллимах, живописцы Апеллес и Антифил придавали блеск интеллектуальной и художественной среде Александрии.

Фаросский маяк, комплекс Посейдония с храмом этого бога, огромный торговый эмпорий, Тимоний и Апостасей — обширные торговые склады в порту, верфи — неории либо навалии, дворцы и театр в царском квартале, храм Исиды, Арсинойон — это перечень наиболее важных построек, находившихся при Большой гавани. Ныне от них ничего не сохранилось так, как и от зданий, возведенных в центре города, где находилась агора, тетрапилон, стоа, Адрианейон, храмы Агафодемона, Диониса, Гермеса, Гефеста, Крона, Тихе и несколько храмов Исиды. Вблизи располагался также дворец Адриана, мавзолей Александра Македонского, гимнасий, Панейон, возведенные Антонином Пием Ворота луны и солнца, Дикастерион и, наконец, знаменитые гробницы Птолемеев, огромный общий мавзолей царей птолемеевской династии так называемый Птолемейон, а также гробница, которую Клеопатра приказала воздвигнуть для себя и Антония.

Из упомянутых выше построек особого внимания несомненно заслуживала бы гробница Александра Македонского, являвшаяся на протяжении многих лет увлекательной загадкой. Этому памятнику, местоположение которого ныне не известно, посвящались многочисленные публикации, в большинстве своем не имеющие серьезного научного значения. Каждого археолога, хотя бы только присутствующего при раскопках, до недавнего времени организуемых исключительно египетскими властями, жители города считали искателем гробницы Александра Македонского. Возникали даже неофициальные частные объединения, которые, заручившись согласием муниципальных властей, вели бесплодные и дорогостоящие поиски на территориях, выбранных на основании совершенно фантастических слухов.

В 1964 году, когда польская археологическая экспедиция обнаружила римское театральное сооружение, местная пресса сообщила всему миру об открытии поляками гробницы Александра Македонского. Автор настоящего текста получил даже телеграфический заказ из редакции «New York Times» на статью о польском открытии за весьма высокий гонорар. Гробницу Александра Македонского до сих пор никто не открыл и трудно сказать сейчас, будет ли она открыта вообще. Уже на закате древнего мира отцы Церкви, как, например, Иоанн Златоуст, говоря о бренности мирской славы, в качестве примера приводили факт, что никому в городе уже не известно, где находится мавзолей Александра Македонского. Хотя поляки не обнаружили этого памятника, стоит, однако, упомянуть об интересной гипотезе проф. Марии Бернард, заведующей Кафедрой средиземноморской археологии Ягеллонского Университета в Кракове, опубликовавшей в 1956 году свои соображения об этом неизвестном памятнике надгробной архитектуры, воссоздавая его облик по изображению порта в Александрии на древнем светильнике. Согласно ее мнению мавзолей должен был находиться недалеко от других царских усыпальниц вблизи гавани, а его форма послужила образцом для знаменитого мавзолея Августа в Риме, имеющего вид широкого цилиндра с конусообразным завершением.

Только в трех случаях мы имеем неопровержимые археологические доказательства о местонахождении памятников архитектуры древней Александрии, упоминаемых в литературных источниках. Одним из них является Цезарейон — храм, сооружение которого было начато Клеопатрой в честь Антония, а окончено Октавианом. Именно перед Цезарейоном были установлены два обелиска, привезенные из Гелиополя при Августе; ныне один из них находится в Нью-Йорке, а второй, так называемая игла Клеопатры — в Лондоне.

Нам известно также местоположение одного из храмов Исиды и Сераписа, возведенного Птолемеем IV и Арсиноей III, благодаря находке строительной надписи о закладке этой постройки, обнаруженной вблизи перекрестка нынешних улиц Горрея и Шериф-паша.

Третьим археологическим памятником, местонахождение которого также не вызывает сомнений, является большой храм Сераписа, находившийся в квартале Ракотис, известный как произведение архитектора Пармениска. Надпись о закладке этого храма, а также находящейся рядом молельни Гарпократа, была найдена в 1946 году во время раскопок, производившихся под руководством А. Роу, английского археолога, работавшего в египетском Департаменте древностей. Ныне не уцелели даже следы наземных конструкций этих построек. Сохранилось несколько вырубленных в скале коридоров, которые возможно служили помещениями, где совершались мистерии Сераписа. Ниши этих коридоров могли быть местом хранения свитков папируса из библиотеки, находившейся при этом храме. На территории прежнего округа Сераписа возвышается единственный до недавнего времени памятник древнего городского ансамбля, относящийся однако, уже к позднеантичному времени. Это так называемая колонна Помпея, возведенная в действительности в честь Диоклетиана после 297 года, когда император подавил восстание жителей города, сопротивлявшихся ему восемь месяцев. Высота этой колонны, сооруженной из красного гранита, вместе с базой и капителью достигает 26 метров 85 сантиметров. Она поражала всех европейских путешественников, посещавших Египет начиная с XV века.

Несмотря на недостаток точных данных о топографии древней Александрии случайные открытия, сделанные в большинстве случаев при строительстве новых зданий, древние описания, а также документация, подготовленная группой ученых, основателей Institut d’Egypte и их последователей еще перед расширением современного города, позволили Махмуду эль-Фалаки уже в 1872 году опубликовать гипотетический план древней Александрии. Этот план до настоящего времени представляет огромную ценность, хотя в результате позднейших открытий он подвергся некоторым исправлениям и дополнениям. По-прежнему, однако, остается сомнительным, отвечает ли план Махмуда эль-Фалаки, воспроизводящий сеть главнейших улиц Александрии римского времени, расположению городских артерий птолемеевского периода. И снова здесь следует упомянуть о исследованиях двух польских архитекторов, работавших в наших экспедициях на территории Египта, которые внесли новый вклад в изучение рассматриваемой проблемы. Тадеуш Гурский, участник польской археологической экспедиции, работавшей в Эдфу в 1939 году, в 1948 году получил степень доктора в Лондоне за труд, посвященный топографии античной Александрии. Одиннадцать лет спустя, Лешек Домбровский, работавший с польскими археологами в Александрии в 1958-1961 гг., посвятил свою диссертацию, защищенную в варшавском Политехническом институте, реконструкции планировки улиц города птолемеевской эпохи, перед его перестройкой, предпринятой Цезарем. Задача эта была чрезвычайно трудной, поскольку в центральной части города птолемеевский слой находится очень глубоко, а в прибережных кварталах постройки раннего периода ныне находятся под водой.

До недавнего времени, кроме колонны Помпея и Серапейона, а также остатков городской архитектуры, открытых во время раскопок (например, часть позднеримской колоннады, обнаруженная в районе улицы Наби Даниэль), единственными доступными комплексами памятников были остатки надгробных сооружений. К наиболее ранним относятся некрополи, найденные в современных кварталах Шатби, Сиди Габер, Мустафа-паша и Анфуши. По своей планировке они близки тогдашним жилым домам; часто имеют внутренний двор и перистиль, а также боковые помещения. Их живописный декор является развитием так называемого инкрустационного стиля, типичного для эллинистической и раннепомпейской жилой архитектуры. Наиболее богатые гробницы были обнаружены в квартале Гадра; найденные в них памятники находятся в настоящее время в Греко-римском музее в Александрии. Из упомянутых выше некрополей, а также из случайных находок в других частях города происходят мозаики, многочисленные сосуды и изделия из терракоты, а прежде всего скульптура, сохранившаяся в большинстве случаев только частично, но тем не менее дающая наглядное представление о характере эллинистической скульптуры Александрии. Ее характерной чертой является мягкая моделировка тела, а также типичная для александрийского искусства игра светотени — характерный, смягчающий контуры прием в изображении глаз. Сам некрополь в квартале Гадра не был сохранен как археологический памятник. Вторая группа гробниц относится к римскому периоду (конец I века н. э. - II век н. э.). В ее состав входят катакомбы Мекс (Вардиан) и Ком эшь-Шукафа, а также катакомбы, открытые недавно в районе улицы Тигранэ-паша. Из этих трех памятников наиболее внушительными являются катакомбы Ком эшь-Шукафа, открытые в 1892 году Дж. Ботти. Они представляют собой высеченный в скале гипогей, имеющий несколько этажей, центральная часть которого имеет вид круглой шахты, ведущей в прямоугольный в плане зал (род триклиния) и погребальную камеру с тремя нишами. Вокруг этих главных помещений находится несколько боковых. Для живописного и рельефного декора гробниц характерен типичный для Александрии раннеримского периода эклектический эллинистическо-египетский стиль. Древнеегипетские божества, участвующие в церемонии мумификации, одеты в греческие костюмы и римские доспехи. Рядом с саркофагами, украшенными гирляндами и греческими масками, а также с конхами в нишах, характерными для архитектуры восточных провинций Римской империи, встречаются фризы с египетскими змеями и прочие мотивы, типичные для декора египетских храмов и гробниц.

В деле изучения искусства древней Александрии и в исследовании упомянутых выше памятников особенно велики заслуги двух итальянских ученых — Эвариста Бреччиа и Ахиллеса Адриани, руководивших александрийским Греко-римским музеем. Первый был автором не только многочисленных серьезных трудов, но также превосходного, дважды издаваемого руководства «Alexandrea ad Aegyptum», второй — автором «Repertorio», являющегося до сегодняшнего дня одним из основных источников для изучения древней Александрии; несколько томов этого издания посвящено александрийской архитектуре и скульптуре.

В последнее время археологический образ Александрии изменился в весьма значительной степени. На центральной площади города, на месте цитадели наполеоновского времени так называемой Ком эль-Дикка, в 1960 году во время польских археологических раскопок были обнаружены монументальные римские термы, развалины цистерн, доставлявших воду для этого общественного сооружения, а прежде всего первый на территории Египта античный театр.

Все эти постройки относятся к позднеримскому периоду, тем не менее они являются в данный момент единственными сохранившимися памятниками городской архитектуры древней Александрии. Уже сегодня можно утверждать, что результаты этих открытий в значительной степени изменили существовавшие до сих пор представления о топографии города. Так, например, оказалось, что холм, считавшийся древним Панейоном, это не что иное как искусственная насыпь арабского периода и времени Бонапарта.

Обнаруженные в Александрии термы принадлежат к числу наилучшим образом сохранившихся памятников среди такого рода сооружений, открытых на территории Египта. Высота некоторых частей стен достигает шести метров. Открытая рядом с термами система осадочных цистерн, предназначенных для фильтрации воды, позволит выяснить одну из существенных археологических проблем древней Александрии, ибо этот город принадлежал к числу центров древнего мира, наилучшим образом снабженных водой. Еще в середине XIX века на территории Александрии насчитывалось около 700 цистерн. Сегодня доступна только одна из них — эль-Наби, находящаяся в районе бульвара Султан Хассан. Некоторые трехэтажные цистерны, покоящиеся на гранитных столбах, неоднократно подвергались перестройке в христианское и арабское время.

Открытая польской экспедицией театральная постройка на Ком эль-Дикка также хранит следы нескольких этапов перестройки. Закладка самого театра относится возможно еще ко III веку н.э. Затем он был по всей вероятности двукратно перестроен и уменьшен, а в качестве сидений были использованы блоки фризов и архитравов более ранних затопленных водой построек, находившихся на побережье. Под этими блоками были найдены монеты времени Констанция III (337-361 гг.), которые позволяют установить приблизительную дату того периода, когда театр имел в верхней части полукруглые ложи, а также верхнюю часть театрона, увенчанную монументальными колоннами из гранита и мрамора. В последнем периоде сценическая постройка была разобрана, а театрон был перекрыт куполом из кирпича.

Эта постройка была местом христианского культа, о чем свидетельствуют обнаруженные там мраморные консоли с мальтийскими крестами. Судя по монетам, найденным в развалинах под лежащими колоннами, свод театра рухнул в VI либо VII веке. Возможно, что это было вызвано землетрясениями, частыми в Александрии, так, как и на всем побережье Сирии и Египта.

Состояние открытого театра позволило произвести его частичную реконструкцию. Ее первый этап был осуществлен в 1967 году польскими специалистами под руководством Войцеха Колонтая, главного архитектора в Польском институте средиземноморской археологии Варшавского Университета, находящемся в Каире: разрушенные части сидений были дополнены каменными блоками из Мокаттама, были установлены также некоторые лежавшие на земле колонны.

Не один только театр, открытый польскими археологами, был превращен в христианское время в храм или молельню. Та же участь постигла многие другие постройки, а прежде всего храмы, упоминаемые в античных источниках: храм Крона был превращен в церковь св. Михаила, Цезарейон — в кафедральный собор. Кроме предназначенных для новых целей языческих построек, на территории Александрии в это время существовали и новые христианские храмы, среди которых особого внимания заслуживают церкви св. Марка и св. Афанасия.

В конце IV века, при Феодосии I, во время преследований язычников патриархом Феофилом, были уничтожены многочисленные памятники, скульптуры и архитектурные сооружения, в числе которых находился существовавший еще в то время храм Диониса, театр в царском квартале, а прежде всего Серапейон, который возможно позднее был превращен в церковь Иоанна Крестителя. Подобная участь постигла в 415 году еврейский квартал во время жестокой расправы патриарха Кирилла; тогда же была убита, в частности, знаменитая Гипатия, преподававшая философию. Сто лет спустя уничтожению подверглась также одна из частей города, сожженная по приказу императрицы Феодоры, усиленно насаждавшей христианство в Нубии, в наказание жителям Александрии, отказывавшимся признать ее ставленника, монофизитского епископа Феодосия.

Захват Александрии в 619 году персидским царем Хосровом, а затем ее завоевание в 642 году войсками халифа Омара положили конец развитию древнего города. Сильно пострадали в это время мощные крепостные стены, которыми славилась Александрия уже в эллинистическую эпоху. В IX веке по приказу арабского правителя Египта, Ахмеда ибн-Тулуна, они были частично разобраны, а их блоки были использованы для возведения арабских укреплений, окружавших значительно меньшую территорию. Этот момент можно считать символом окончательного упадка некогда великолепной Alexandrea ad Aegyptum, историческая роль которой закончилась, впрочем, гораздо раньше, после основания арабами новой столицы Фустат.

Как археологический центр Александрия имеет свою особенность — загадку, которая выделяет этот город среди других крупных комплексов руин древней цивилизации. Этой загадкой является мавзолей Александра Македонского, поскольку до сих пор не известно, где находится та знаменитая Сема (σώμα либо σημα — сома либо сема) — некрополь великого завоевателя и его преемников.

Другая отличительная черта, выделяющая Александрию среди иных археологических комплексов, находящихся на территории Египта, это характер нынешнего города, где античные руины находятся под современной застройкой на глубине нескольких, а иногда и более десяти метров. В этом отношении Александрия отчасти близка к крупным центрам древнего мира, которые и в новое время сохранили свое значение, как, например, Рим, Афины либо Константинополь.

Есть между ними и Александрией, однако, существенная разница. В Риме развитие строительства шло почти непрерывно. Средневековье переплетается здесь с античностью, Ренессанс как бы впитывает обе эти эпохи, а в позднейшее время благодаря выделению главнейших участков античной застройки, таких как Форум Романум, Палатин, императорские форумы, удалось создать в пределах города единые ансамбли памятников древней архитектуры. Картина Афин, история застройки которых отлична от выше описанной, имеет некоторое сходство с Римом, если принять во внимание хотя бы такие ансамбли, как Акрополь с Агорой и прилегающими к ним античными постройками. Константинополь в результате сильных разрушений, причиненных во время захвата города турками в 1453 году, отличает большое разнообразие архитектурных памятников: рядом с византийским собором св. Софии, превращенным в мечеть, существуют остатки ипподрома, подземные цистерны и относительно хорошо сохранившиеся крепостные стены.

В Александрии до недавнего времени не было того, что археологи называют итальянским термином zona monumentale. Она может быть создана только после окончания польских раскопок на Ком эль-Дикка.

Однако, существующий исторический разрыв между древностью и современностью здесь так значителен, что требует от того, кто ищет следов античного мира, гораздо более интенсивной игры воображения, чем среди руин иных древних городов, святилищ и поселений.

В связи с этим создание образа древней Александрии, запечатленного в фотографии, является значительно более сложным по сравнению с великолепными фиванскими некрополями, пирамидами в Гизе или, например, мастабами в Саккара, имеющими гораздо более полную документацию. Именно поэтому можно утверждать, что настоящий альбом является пионерской публикацией в богатой литературе, посвященной древней Александрии.


Хронологическая таблица правителей Египта начиная с основания Александрии до римского завоевания

Македонские цари

Александр Македонский — 332-323 до н.э.
Филипп Арридей — 323-316 до н.э.
Александр IV — 316-304 до н.э.

Династия Птолемеев

Птолемей I Сотер I — 304-282 до н.э.
Птолемей II Филадельф — 285-246 до н.э.
Птолемей III Евергет I — 246-221 до н.э.
Птолемей IV Филопатор — 221-205 до н.э.
Птолемей V Эпифан — 205-180 до н.э.
Птолемей VI Филометор — 180-145 до н.э.
Птолемей VII Фискон — 145 до н.э.
Птолемей VIII Евергет II — 170-116 до н.э.
Птолемей IX Сотер II — 116-107 до н.э.
Птолемей X Александр I — 107-88 до н.э.
Птолемей IX Сотер II (вторично) — 88-81 до н.э.
Птолемей XI Александр II — 80 до н.э.
Птолемей XII Авлет — 80-51 до н.э.
Клеопатра VII Филопатор — 51-30 до н.э. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации