Архитектура Урарту

Глава «Архитектура Урарту» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Автор: К.Л. Оганесян; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970


Древнее царство Урарту, занимавшее Армянское нагорье с IX и до начала VI в. до н. э., было одним из могущественных рабовладельческих государств Древнего Востока. В IX в. обширная территория Урарту располагалась вокруг озера Ван, на восточном берегу которого, на месте современного города Ван, находилась столица государства город Тушпа. Преградив путь ассирийскому продвижению на север, урарты расширили границы своего государства в южном Закавказье и дошли до озера Севан и современного города Ленинакана. Араратская равнина в дальнейшем играла важную роль в экономической и политической жизни страны. Урарту пало в 590—585 гг. до н. э. под ударами Мидии.

Мощное государство Урарту являлось и в культурном отношении, и в частности по уровню развития архитектуры, передовой страной Древнего Востока. Выдающимися среди архитектурных и инженерных сооружений урартов являются светские и культовые постройки, скальные и пещерные сооружения, ирригационные каналы, туннели, мемориальные памятники и др.

Территория Урарту богата строительным материалом — камнем (туф, базальт), глиной и лесом (сосна, тополь, дуб и бук).

Карта Армянского нагорья
Карта Армянского нагорья

Камень применялся для кладки фундаментов, стен, цоколей, карнизов (рис. 6 и 7). В зависимости от назначения сооружения камень имел грубую или чистую теску. Чистая теска была довольно высокого качества и производилась долотом и бучардой с последующей шлифовкой. Урарты не всегда при кладке стен придерживались правила применения однородного материала; обычно базальтовые и туфовые камни употреблялись смешанно. Кирпич-сырец шел в кладку сырым и высушенным на солнце. Прямоугольный кирпич имел размер 51,8 x 35 x 14,9 см, квадратный — 51,8 x 51,8 x 14,9 см.

В процессе кладки стен строго придерживались установленной системы расстановки квадратных и прямоугольных кирпичей, чем обеспечивалась перевязка швов. Стены отделывались штукатуркой, покрывались росписью или мраморными плитами с рельефными изображениями. Применялась также выкладка стен из разноцветных камней, расположенных в шахматном порядке.

Довольно тщательно настилался пол. В цитадели Тейшебаини полы из саманных кирпичей имели двухслойную глиняную смазку (рис. 8), а в храме бога Халди на Арин-берде настил пола был сделан из мелких кусков деревянных дощечек, напоминающих современный паркет. В дворцовых помещениях Топрах-кале каменный пол состоял из концентрических кружков черного и белого цвета, расположенных в шахматном порядке.

Перекрытия были плоскими по деревянным прогонам и сводчатыми (в пещерных сооружениях).

Основной единицей измерения служил локоть (47,4; 51,8; 52,5 см), имевший более мелкие деления (например, 52,5:3 = 17,5 см) у которые лежали в основе всех измерений в сооружениях, даже в размере длины кирпича.

В строительной практике широко применялись пропорции, основанные на числовом соотношении 5:8, очень близком к соотношению золотого сечения. Каждая часть этого соотношения или ее единица служила модулем, который, в зависимости от принятых размеров сооружения, был кратен величине локтя.

Ван. Крепостная стена Сардури
6. Ван. Крепостная стена Сардури
Тейшебаини, VII в. до н. э. Карниз цитадели (реконструкция)
7. Тейшебаини, VII в. до н. э. Карниз цитадели (реконструкция)
Тейшебаини. Фрагмент кладки каменного фундамента, сырцовой стены и глиняного пола
8. Тейшебаини. Фрагмент кладки каменного фундамента, сырцовой стены и глиняного пола
Тейшебаини. План города
9. Тейшебаини. План города

Города Урарту состояли из центральной крепости, средоточия административно-хозяйственного управления, и окружающих жилых кварталов, образующих с крепостью единый комплекс.

Крупные города организовывались вокруг особенно больших культовых центров. В них находились храмы бога Халди или бога покровителя войны. Города обладали большими арсеналами оружия и в связи с этим имели обширные мастерские. Все это давало городам огромные экономические преимущества, а главным, например, Мусасиру, кроме того, и бесконтрольные политические права во внешних сношениях.

В комплекс поселений входили также ирригационные сооружения: оросительные каналы, акведуки, туннели, а также искусственные водоемы. О большой мощности хозяйственных центров говорят вместительные склады — амбары, в которых хранились сельскохозяйственные товары.

Размеры территории урартских городов колебались в пределах 50—200 га, кладбища располагались на окраине.

Важной частью городов являлась мощно укрепленная и хорошо оснащенная крепость, которая обычно занимала вершину холма, часто была обнесена двумя или тремя рядами стен с башнями и окружена рвом. Наряду с периметральными стенами имелись и внутренние, пересекающие город в различных направлениях. Эти стены служили защитой не только от внешнего врага, но и от подвластного дворцу городского населения. Такая структура урартских городов была связана с градостроительными традициями хеттов и соседней Хайаса-Аззи (древнейшее племенное объединение армян).

Крупные города образовывали единую оборонительную систему. Связь между крепостями поддерживалась световой сигнализацией (зажженные костры).

Урартские города имели правильную разбивку прямолинейных улиц, что свидетельствует не о стихийном их возникновении, а на основе заранее выработанных схем. Это подтверждается фиксацией узловых точек городской планировки на местности большими базальтовыми камнями (Тейшебаини).

При застройке городов учитывались природные условия (рельеф местности, наличие воды, направление господствующих ветров и пр.). Степень благоустройства не установлена, но по разрозненным сведениям можно выявить наличие водопровода (Арин-берд), водохранилищ (Азнавур), мостов (Тейшебаини), парков, бань (Ван).

Важной особенностью урартских городов является принцип территориального размещения основных социальных слоев населения, для которых отводились различные городские участки.

Закладка городов отмечалась выполнением памятной статуэтки. Такая статуэтка с надписью об основании города Эребуни найдена при раскопках Тейшебаини, куда позднее было перенесено имущество покинутого жителями Эребуни.

Столица государства Тушпа, крупный политический, экономический и религиозный центр страны, имела мощную, неприступную цитадель и была раскинута на обширной прибрежной территории Ванского озера. Ее защищала целая система крепостей, воздвигнутых на ближних и дальних подступах, из которых наиболее значительными являлись крепости Хайкаберд, Хурнум, Верхний и Нижний Анзаф и Аралеск.

Тушпа археологически еще не изучена. Представление о ней можно составить на основании описания армянского историка V в. Моисея Хоренского (Мовсеса Хоренаци). Согласно описанию, город имел широкие улицы, на которых возвышались двух- и трехэтажные каменные дома с балконами. Тушпа имела парки, цветники, а также благоустроенные купальни. Над всем возвышался дворец, который Моисей Хоренский называет таинственным и страшным, а город — многолюдным. Описание Тушпы историком подтверждается археологическими раскопками урартских поселений на территории Армянской ССР, в частности городом Тейшебаини на Кармирблуре.

Тейшебаини являлся хозяйственным центром страны в VII в. до н.э. Сюда стекалась собираемая с местного населения богатая дань, которая отправлялась затем в Тушпу. Тейшебаини имел широкие связи с народами Древнего Востока, Средиземного моря, особенно со скифами Северного Кавказа, но прожил весьма короткую историческую жизнь (около одного столетия) и пал в начале VI в. до н. э. при набеге скифов. С разгромом Тейшебаини был положен конец урартскому государству на Араратской равнине.

Раскинутый на территории, с трех сторон ограниченной изгибом реки Раздан, протекающей в глубоком ущелье, Тейшебаини был защищен труднодоступными, а местами и совершенно неприступными отвесными берегами (рис. 9). Со стороны Араратской равнины, где естественные преграды отсутствовали, город защищала мощная крепостная стена.

Территория Тейшебаини вытянута с востока на запад и превышает 40 га, из которых 4 га приходится на цитадель. В средней части со сравнительно ровным рельефом сосредоточены основные кварталы и наиболее прямые улицы. Холм на северо-востоке занимает цитадель. 

Планировка города отличается правильностью разбивки сооружений и тщательностью проложенных улиц. Из трех раскрытых улиц две идут почти параллельно, одна из них, южная (шириной 5,7 м), раскрыта по всей своей более чем 200-метровой длине. Улица идет от центральных ворот цитадели до края плато, понижающегося к реке, и застроена строго по своим границам. Обе параллельные улицы пересекаются более широкой (9,46 м) поперечной улицей, идущей с северо-запада на юго-восток. Наряду с прямыми и широкими улицами, удобными для двустороннего колесного транспорта, в Тейшебаини были узкие и изломанные улицы.

Над городскими одноэтажными сооружениями с плоскими крышами возвышалась монументальная и неприступная цитадель — дворец наместника.

Основное население Тейшебаини составляли ремесленники, зависимые земледельцы, работавшие на государственных землях, рабы, урартские воины со своими семьями, а также местная администрация. Администрация и воины размещались в центральной части города, где были расположены богатые особняки и многокомнатные секционные дома. Беднейшее население, пригнанное для исполнения различных хозяйственных работ, размещалось на юго-западной окраине, где выложенные из мелкого булыжника дома были сооружены на крутых подъемах.

Основными типами урартского жилья являются: жилые дома с хозяйственным двором, жилые дома с центральным колонным помещением и жилые дома, близкие к мегаронам.

Арагац, VII в. до н. э. Жилой дом. Разрез (реконструкция) и план
10. Арагац, VII в. до н. э. Жилой дом. Разрез (реконструкция) и план
Тейшебаини. Двор жилого дома (реконструкция) Тейшебаини. Общий вид раскопанной части большого жилого квартала
11. Тейшебаини. Двор жилого дома (реконструкция) 12. Тейшебаини. Общий вид раскопанной части большого жилого квартала
Тейшебаини. План четырехсекционного жилого дома
13. Тейшебаини. План четырехсекционного жилого дома
Тейшебаини. Реконструкция общего вида Тейшебаини. Реконструкция интерьера
Тейшебаини. План мегарона
14. Тейшебаини. Реконструкция общего вида и интерьера, план мегарона
Бронзовый рельеф из Топрах-кале с изображением жилого дома
15. Бронзовый рельеф из Топрах-кале с изображением жилого дома

Первый тип дома содержал два или три помещения и двор с навесом на деревянных столбах. Навес использовался для хозяйственных нужд и, в частности, для размещения мелкого рогатого скота (Тейшебаини, Арагац; рис. 10). Двор являлся центром хозяйственной жизни жилого дома, исключая три-четыре зимних месяца (рис. 11). Под навесом в углу стояли сосуды из обожженной глины для воды емкостью до 150 л. Очаг в центре двора представлял собой окаймленный камнями квадрат (90 x 90 см). Очаги были и в жилых помещениях дома, небольшие отверстия в потолке служили для освещения и вытяжки дыма от очага. Общая площадь дома составляла около 100 м2, из которых половину занимал двор. Плоское перекрытие во многих помещениях поддерживалось деревянными столбами, стоящими на каменных базах (рис. 12).

Второй тип — это жилой дом с центральным залом. Такой тип дома обнаружен в Тейшебаини. Общая площадь дома из 11 помещений составляла 550 м2. Перекрытие главного зала (6,15 x 10,15 м) поддерживалось четырьмя столбами, между которыми находился центральный световой проем. По всей вероятности, комнаты отапливались переносными очагами, представляющими гладкую базальтовую плиту (0,4 x 0,6 м) или глиняную жаровню.

Рассматриваемый дом Тейшебаини входил в многосекционный жилой комплекс, состоявший из четырех идентичных по плану домов, вероятно, выстроенных для городской администрации. Общие размеры комплекса 33,25 x 63,2 м (рис. 13).

Третий тип — мегарон из Тейшебаини (рис. 14). Он выстроен на перекрестке главных улиц города. По продольной оси дома находился портик с антами (первое помещение) и, затем, зал с очагом, перекрытие которого опиралось на два деревянных столба. В северной части располагались хозяйственные помещения дома. План дома имеет много общего с планом тиринфского мегарона.

Внешний облик урартского жилища можно себе представить по рельефным изображениям. Вероятно, судя по найденным в различных местах Урарту фрагментам моделей [бронзовый рельеф в Топрах-кале (рис. 15), рельеф на камне из Кафкаласи] почти одинаковых трехэтажных жилых домов, многоэтажное жилье было традиционным.

Основанные на опыте предшествующего времени (энеолитические постройки Тейшебаини и Шенгавита, жилые дома бронзового века близ Элара и др.) строительные традиции урартского жилища оказали заметное влияние на развитие жилищ Древней Армении.

Среди монументальных сооружений наиболее крупными являлись цитадели с дворцами и храмы.

Цитадели представляют собой комплекс сооружений, опоясанный мощной крепостной стеной, или одно здание, имеющее оборонные наружные стены с башнями и контрфорсами. По своему назначению они делятся на две основные группы: хозяйственную и военно-административную. В цитаделях первой группы имелись большие хранилища сельскохозяйственных продуктов и мастерские по обработке металла. Цитадели второй были мощно укреплены и приспособлены к длительной обороне.

Обычно цитадели следовали крутому рельефу местности и имели изрезанный контур. Ступенчатые переходы стен позволяли продуманно использовать членение объема воздвигаемого здания. Безусловно, здесь нашла отражение хеттская строительная традиция. 

Здания цитаделей были одноэтажными и двухэтажными.

Арин-берд, VIII в. до н. э. Общий план цитадели
16. Арин-берд, VIII в. до н. э. Общий план цитадели
Арин-берд. Вход во дворец
17. Арин-берд. Вход во дворец
Арин-берд. Перистильный двор (реконструкция)
18. Арин-берд. Перистильный двор (реконструкция)

Цитадель на Арин-берде (юго-восточная окраина Еревана) урартского города Эребуни, основанная в 782 г. до н. э. царем Аргишти сыном Менуи, принадлежит к первому типу цитаделей (рис. 16). Она расположена на холме высотой 65 м и господствует над территорией, простирающейся в сторону Араратской равнины. Цитадель возвышалась над городом Эребуни как самостоятельный архитектурный комплекс, замкнутый мощными крепостными стенами, ритмично расчлененными на всем протяжении контрфорсами, выступающими на метр от стены. 

Обращенная в сторону горы Арарат западная сторона цитадели была наиболее парадной. Здесь размещались здания светского и культового назначения с самыми большими помещениями. Северо-восточная часть, расположенная справа от входа во дворец (рис. 17), так же как и южная, была предназначена для хозяйственных потребностей.

В середине цитадели находилась прямоугольная площадь, окруженная монументальными постройками — дворцом Аргишти и храмом бога Халди.

Дворец занимал северо-западную часть площади. В середине ее располагался перистильный двор размером 17 x 19 м, куда выходили дворцовые помещения и храм Суси (рис. 18). Мощные стены и массивные контрфорсы дворца контрастировали с легким и изящным поставленным по оси площади деревянным 12-колонным портиком храма бога Халди. В составе помещений дворца были два больших зала, площадь колонного зала составляла около 550 м2.

Как залы, так и перистильный двор имели богатую роспись стен и окрашенные в темно-синий цвет потолки, имитирующие небесный свод.

Между парадными залами и храмом находились два помещения с сосудами для хранения вина. Вероятно, вино служило для жертвенных возлияний, так как перед храмом на перистильном дворе стоял жертвенник.

Помещения северной части имели хозяйственное назначение и группировались вокруг второго двора. Эта часть дворца существенно отличается от предыдущей своим пространственным построением. Так, если перистильный двор с окружающими его помещениями был сооружен на выровненной местности, то здесь строения расположены по косогору, что было весьма распространено в урартской строительной практике. Принцип четкой организации урартских дворцовых помещений вокруг внутреннего двора восходит к ассирийским и хеттским традициям.

Примером второго типа цитадели являются цитадели Тейшебаини и Арагаца.

Тейшебаини. План цитадели
19. Тейшебаини. План цитадели
Тейшебаини. Интерьер винохранилища. Реконструкция
Тейшебаини. Интерьер винохранилища. Современный вид Тейшебаини. Коридор (реконструкция)
20. Тейшебаини. Интерьер винохранилища. Современный вид и реконструкция 21. Тейшебаини. Коридор (реконструкция)
Тейшебаини. Общий вид цитадели с севера (реконструкция)
22. Тейшебаини. Общий вид цитадели с севера (реконструкция)

Первая занимает весь холм, возвышающийся над городом, и отличается П-образной формой плана, обращенной своими крыльями к городу (рис. 19). Образованный между крыльями курдонер имеет грандиозные размеры.

Цитадель представляет собой единое сооружение, средняя часть которого была двухэтажной. Первый этаж был отведен под производственные и складские помещения (рис. 20). На втором этаже находились парадные комнаты, храм (в южной части), а также террасы, служившие как для хозяйственных нужд, так и местом отдыха. Кровля второго этажа, с которой хорошо просматривалась окружающая местность, служила наблюдательным пунктом.

План первого этажа весьма сложен. Это было обусловлено разнообразной и интенсивной хозяйственной жизнью цитадели. Первый этаж делился на четыре отсека, связанных между собой коридорами (рис. 21). С первого на второй этаж вели внутренние лестницы.

Узкие и вытянутые помещения первого этажа или образуют анфилады, или расположены под прямым углом друг к другу. Потребность в больших по площади помещениях привела к применению пристенных и свободно стоящих массивных пилонов, расположенных по их продольной оси. Небольшие квадратные в плане помещения связаны между собой коридорами.

Поскольку глубина застройки цитадели была весьма значительной, а помещения на скатах холма расположены ступенями, то освещение осуществлялось через верхние боковые окна.

Для внешнего вида цитадели характерно ступенчатое построение объемов, следующее рельефу холма. Это придает зданию массивность и органическую связь с топографией местности (рис. 22).

Цитадель в селе Арагац по системе общего объемно-пространственного построения приближается к цитадели Тейшебаини и близка к ней по времени строительства, поскольку кирпич-сырец из цитаделей Арагац и Тейшебаини имеют одинаковые размеры. Цитадель в селе Арагац расположена на крутом скальном выступе, который огибают постройки. С вершины хорошо просматривается большая часть Араратской равнины (рис. 23).

Арагац. План поселения
23. Арагац. План поселения
Арагац. План дворца
24. Арагац. План дворца
Арагац. Общий вид дворца (реконструкция)
25. Арагац. Общий вид дворца (реконструкция)
Арин-берд. Храм бога Халди. Реконструкция фасада
Арин-берд. Храм бога Халди. План
26. Арин-берд. Храм бога Халди. Реконструкция фасада и план

Цитадель прямоугольна в плане. На углах возвышались мощные башни, между которыми от плоскости стен выступали контрфорсы (рис. 24). Строгая симметрия плана нарушена на северо-востоке, где продольная стена отступает перед скалами.

Вход в цитадель устроен в северо-западной части, на высоте скального выхода, в связи с чем подход к нему шел по широкому пандусу. Цитадель была двухэтажной. В реконструированной общей пространственной композиции подчеркнута продольная ось (рис. 25).

В течение длительного периода своего существования урарты создали различные типы культовых построек.

Храмы имели прямоугольные, в поперечном или в продольном развитии, и квадратные планы.

Храм бога Халди на Арин-берде представляет собой тип храмовых построек, развитый по поперечной оси прямоугольника (рис. 26). В плане храм состоит из большого зала (8 x 37 м), одного смежного с ним подсобного помещения и помещения с лестницей, ведущей к башне, входящей в состав храма.

Перед залом устроен 12-колонный портик, придающий фасаду вертикальную устремленность и легкость. Ажурной колоннаде фасада из шести парных колонн противопоставлена монументальная башня, напоминающая зиккурат. Она сооружена в соответствии с мессопотамской традицией, по которой храм, посвященный главному божеству, должен был иметь башню.

Раскопками установлено, что интерьеры храма и его портика имели богатое убранство. Стены были украшены многокрасочными росписями, включающими изображения богов, геометрический и растительный орнамент.

Весьма любопытной деталью этого зала был пол, выложенный из деревянных дощечек, очень близких к современному паркету.

Другое новшество — членение внутреннего пространства на три нефа двумя рядами деревянных колонн.

Ташбурун. План храма
27. Ташбурун. План храма
Арин-берд. Храм Суси. Вход в храм
Арин-берд. Храм Суси. План
28. Арин-берд. Храм Суси. Вход в храм и план
Мусасир, конец IX в. до н. э. Рельефное изображение храма бога Халди
29. Мусасир, конец IX в. до н. э. Рельефное изображение храма бога Халди

Принадлежащий к данному типу Ташбурунский храм (рис. 27) примечателен апсидой, являющейся непосредственным продолжением продольных стен.

Урартские храмы тесно связаны с древневосточной традицией. Так, первый тип сооружений довольно определенно несет печать древневосточного принципа развития здания вширь (храмы в Упи, храм Абу в Эшнунне, храм Иштар в Вавилоне, храм  в Телль-Халафе), особенно ясно чувствуется его связь с северо-сирийским бит-хилани. Второй тип урартских храмов (Суси, Мусасирский), представляющий собой в плане прямоугольник, развитый по продольной оси, также связан со многими древневосточными памятниками. Эта постройка восходит к зданию типа мегарона.

Храм Суси построен в VIII в. до н.э. царем Аргишти I и посвящен богу Иубша, как об этом гласят две клинописи, сделанные по сторонам входа (рис. 28). Суси представляет собой небольшое сооружение 10 x 13,45 м, по наружному обходу. Перекрытие было плоским. Объем храма Суси лаконичен, как это и следует из прямоугольного плана сооружения. Лишь в средней части главного фасада, где устроен дверной проем, фасад отступает вглубь на 0,27 м. Наружная масса храма, как и внутреннее пространство, обрисовывают строго симметричную геометрическую форму.

Храм сложен из кирпича-сырца и покрыт штукатуркой, окрашенной в синий цвет. Поверху шел расписанный фриз. Из тесаного камня выложены обрамления дверей и цоколь.

Внутри храма и снаружи (в средней части перистильного двора) стояли жертвенники. Возможно, что интерьер освещался верхним светом через отверстие, устроенное в потолке.

Другой храм данного типа, известный по ассирийскому рельефу из Дур-Шаррукина, был посвящен верховному богу Халди в городе Мусасире, или Ардине (IX в. до н.э.?). Фасад, изображенный ассирийским художником, имеет четкие и лаконичные формы (рис. 29). Он представлял собой колоннаду из шести колонн, стоящих в ряд на подиуме и был завершен фронтоном, увенчанным копьем.

Высокий подиум имел по главному фасаду ступени, ведущие на платформу. За колоннадой, на центральной оси храма, находился главный вход. Храм обогащен монументальными статуями, изображающими привратников с копьями в руках. Они поставлены симметрично по обе стороны входа. Слева от входа стояло скульптурное изображение коровы с теленком. Согласно ассирийскому тексту луврской таблички, эту группу дополняла также скульптура быка, не изображенная, однако, на рельефе.

Наличие монументальной скульптуры по фасаду придавало храму черты торжественности. Дополнительным украшением служили вывешиваемые на стенах и колоннах бронзовые и золотые щиты, покрытые резьбой. Как правило, эти щиты подносились богам, обычно богу Халди, и становились одним из элементов декорации храма.

Горизонтальные тяги, членящие стены и стволы колонн, являются другим элементом декорации. Такое дробление свободно стоящей вертикальной опоры, к тому же не имеющей ни базы ни капители, показывает, что ордерное построение на данной стадии развития урартской архитектуры не получило достаточного выражения.

Третий тип урартского храма — храм, квадратный в плане (Алтын-тепе, Азнавур-тепе, Топрах-кале), не имеет аналогий в арсенале культовых построек Древнего Востока. Однако то, что этот тип храма близок к распространенным в Урарту сооружениям, не вызывает сомнений (костяная модель башни из Тейшебаини, рельеф башни на бронзовой пластинке из Топрах-кале и на дне чаши из Тейшебаини).

Все упомянутые храмы сохранились лишь в развалинах, представляющих собой два-три нижних ряда кладки, по которым достаточно точно реконструируются планы зданий. Почти все планы не только идентичны по построению, но и близки по размерам. 

Алтын-тепе. План храма
30. Алтын-тепе. План храма
Ванская скала. Большая пещера. Общий вид входа
Ванская скала. Большая пещера. План и разрезы
31. Ванская скала. Большая пещера. Общий вид входа, план и разрезы
Топрах-кале. Дверь Мгера Алтын-тепе. План гробницы
32. Топрах-кале. Дверь Мгера 33. Алтын-тепе. План гробницы
Арин-берд. Роспись с изображением бога Халди Тейшебаини. Роспись диска с изображением бога солнца
34. Арин-берд. Роспись с изображением бога Халди 35. Тейшебаини. Роспись диска с изображением бога солнца

Лучше всех остальных сохранился храм на Алтын-тепе, квадратный в плане, имеющий 13,9 x 13,9 м по наружному обходу и 5,2 x 5,2 м по внутреннему (рис. 30).

У противоположной от входа стены на том месте, где в храме Суси находился жертвенник, устроен каменный пьедестал (1,45 x 1,95 м). Известно, что в урартских культовых церемониях особое место занимали жертвоприношения рогатого скота (может быть и человека), подношения богам различной утвари, оружия, доспехов и т. д. Установлено также, что жертвы приносились как внутри храма, так и перед главным фасадом, где также стоял жертвенник. Жертвенники устанавливались кроме храмов и святилищ также и в больших складах-амбарах (Тейшебаини).

Скальные и пещерные сооружения настолько почитались в строительной практике Урарту, что даже имели своего бога Аириани. Эту группу памятников составляли пещеры, «двери богов», стелы, лестницы, а также ирригационные каналы с туннелями и другими инженерными сооружениями. Наиболее примечательная часть пещерных сооружений сосредоточена в районе Ванской цитадели. Они высечены в скалах на различных уровнях, к ним ведут тропинки, во многих местах переходящие в большие лестницы.

Среди этих сооружений выделяется так называемая Большая пещера, к главному прямоугольному помещению которой (3,5 x 10,5 м в плане и высотой 3,5 м) примыкают с севера, запада и востока комнаты (рис. 31). Внутренние стены тщательно обработаны. В стенах — ниши типа окон и углубления, которые, очевидно, заполнялись декоративными вставками. Пещера устроена на видном месте ванской скалы; передней высечена довольно обширная площадка и лестница перед дверью. От площадки перед пещерой берет начало лестница в 25 ступеней и шириной 2 м, ведущая в другую группу помещений. Как полагают исследователи, эта пещера, как и соседние пещеры Ичкала и Нафткую, является культовым сооружением.

Культовой является также пещера, находящаяся на Топрах-кале у Вана на глубине около 10 м от поверхности скалы. В пещеру ведет коридор шириной 2 м, высотой 3 м с лестницей в 56 ступеней. Помещение освещается сквозь трещины скалы. Пол имеет углубление, служившее бассейном.

Среди скальных сооружений, имеющих чисто культовое назначение, представляют интерес «двери богов». Это ступенчатые, уходящие в толщу скалы плоские наличники, обрамляющие высеченную на камне надпись. К такого типа сооружениям относятся дверь Мгера близ Вана на склоне холма Топрах-кале (рис. 32), дверь Аршрута в селе Салхане, дверь в Бостанкая и др. Некоторые «двери богов» имели перед собой жертвенники.

Культовое назначение имели также и стелы, сооруженные во многих местах около алтарей. Такие стелы обнаружены в Эчмиадзине и на Алтын-тепе. На одной урартской печати из Топрах-кале видно изображение поклонения группе стел и священному дереву.

Среди памятников ванской скалы имеются и гробницы, каковой, например, является малая Хорхорская пещера. Об этом говорит тождество ее плана с планом гробницы Накш-и-Рустема в Иране.

Раскопки Алтын-тепе показали, что урартские гробницы располагались вблизи населенных мест и не всегда были скальными сооружениями. Алтын-тепские подземные гробницы построены из крупных блоков, имеют потолки в виде мощных ложных сводов или плит. Плановые решения гробниц различны. Они были однокамерными и трехкамерными (рис. 33). Вход был закрыт двумя вертикальными плитами, поставленными на расстоянии 0,5 м друг от друга. Вторая плита входа в самую гробницу устраивалась в виде кассеты и входила в специальные пазы в стенках прохода.

Ирригационные сооружения были построены так рационально и основательно, что некоторая часть их функционирует до настоящего времени. Вода текла по каналам, проложенным через равнины и вырубленным в скалах. В горах высекались туннели. Через реки водяные трассы проходили по акведукам.

Почти все урартские каналы наряду с магистральными линиями имеют много разветвлений. До настоящего времени действуют каналы: Шамирам близ Вана, Далминские, или Кармир-блурские (древнее название Умешини) в Ереване.

Каналы на многих рукавах имели водяные мельницы, число которых в одном только районе Верхний Мжнкерт доходило до сорока. Устроенные на искусственных водоемах плотины регулировали уровень воды в каналах.

Создание скальных и пещерных сооружений в Урарту требовало колоссального труда. В этом смысле они могут быть поставлены в один ряд с грандиозными памятниками Египта и Мессопотамии.

В монументальных зданиях Урарту видное место принадлежало росписи и в известной степени монументальной скульптуре. Композиция росписей одноплановая, чаще всего она строится на чередующихся горизонтальных рядах полос геометрического и растительного орнамента, а также фигур людей и животных. Одним из таких фрагментов, обнаруженных при раскопках в большом храме Арин-берда, является изображение бога Халди, стоящего на льве, с рогатой тиарой на голове и с жезлом в руке (рис. 34). Общая высота изображения 61 см. 

Подобные композиции — божества, стоящие на львах, быках или фантастических животных, известны в довольно большом количестве и в других областях урартского искусства (в Адильджевазе — рельеф на камне, в Топрах-кале — бронзовые статуэтки, в Тейшебаини — бронзовые пояса и др.)» а также в искусстве Древнего Востока (в Телль-Халафе — святилище главных божеств хетто-субарийского круга, ассирийские наскальные изображения Бавиана и др.).

Рельеф из Адильджеваза (Ванский район) высотой 3,3 м, исполненный на каменных блоках, изображает бога Тейшебу, стоящего на быке между священными деревьями.

По всей вероятности, орнаментированный диск из Тейшебаини является символом бога солнца — Шивини, третьего бога триады богов урартского пантеона (рис. 35). В центре этого диска изображено солнце с расходящимися лучами. Круг украшен восьмилепестковыми розетками, его окружают восемь пальметок, между которыми находятся стилизованные изображения плода граната — символ плодородия.

Арин-берд. Большой фриз (реконструкция)
36. Арин-берд. Большой фриз (реконструкция)
Арин-берд. Роспись стены дворца (реконструкция)
37. Арин-берд. Роспись стены дворца (реконструкция)

Из раскрытых росписей Арин-берда наиболее примечательным является большой фриз. В нем верхний ряд состоит из пальметт, ниже которых помещены ступенчатые башенки (рис. 36). Под ними шел ряд изображений священных деревьев и богов, заключенный между полосами с весьмилепестковыми розетками. Затем следует основная полоса — орнаментированные квадраты с вогнутыми сторонами, по обе стороны которых стоят обращенные друг к другу львы или коленопреклоненные быки. Ниже этой широкой полосы снова идет ряд священных деревьев с богами, с теми же полосками розеток, и, наконец, последний завершающий ряд — из свисающих на ветках бутонов.

Во многом схожие с ассирийскими росписями урартские фрески типичны для Древнего Востока, в искусство которого они вносят свои характерные элементы. В них обнаруживается много общего с мотивами ассирийского орнамента (росписи Дур-Шаррукина, Нимруда, Тил-Борсипа). Аналогия касается отдельных деталей ступенчатых пирамид, розеток, пальметт, плода граната и др. (рис. 37). Общим с ассирийскими росписями являются изображения деревьев, по сторонам которых располагаются фигурки божеств и богато украшенных дисков с крылатыми божествами около них (Кармир-блур). Можно считать, что стиль урартских росписей с твердо выработанными правилами для изображения форм деталей складывался в тесной взаимосвязи с искусством Ассирии.

* * *

Наследие и традиции архитектурно-строительной культуры Урарту, в последующее время воспринятые армянской архитектурой, проявились в планировочных композициях городов, в системе оборонных крепостных стен и расположении дворцовых построек на возвышенностях, доминирующих над городами. Практика закладки городов была основана на предварительно установленном порядке прокладки улиц и разбивки кварталов. Главными сооружениями городов являлись цитадели, заключавшие в себе дворцы, храмы и хозяйственные помещения. Цитадели были средоточием власти. Для их облика характерна мощь и неприступность. Массовым жилым постройкам Урарту, как и монументальным сооружениям, свойственно богатство архитектурных форм (мегарон, перистильный двор, многоколонный зал, башенные сооружения). Скальные и пещерные сооружения составляют значительную часть зодчества Урарту. В дальнейшем на их основе в армянском зодчестве возникла культура обработки камня.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации