Архитектура арабских царств

Глава «Архитектура арабских царств» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Автор: В.Л. Воронина; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970


Античные авторы делили Аравийский полуостров на Аравию Каменистую (к югу от Мертвого моря), Пустынную (нынешний Хиджаз на западе полуострова) и Счастливую (нынешний Йемен).

Плодородный юг Аравийского полуострова стал колыбелью древней цивилизации. Уже к концу II тысячелетия до н. э. здесь сложилось рабовладельческое общество с письменностью и развитым искусством, на протяжении I тысячелетия до н. э. процветали царства Минейское, Сабейское, Катабан, Хадрамаут. Слово «арабы» впервые появилось в ассирийских надписях. Цивилизация южной Аравии базировалась на поливном земледелии и транзитной торговле — товары прибывали морем из Индии и Китая и следовали караваном через Хиджаз, на который отчасти распространялись владения Минейского и Сабейского царств, к берегам Средиземного моря. Караваны везли китайские шелка, благовония южной Аравии, золото и слоновую кость Африки. На караванном пути, связывающем Африку с Азией, находился крупный перевалочный пункт — Мекка. В Каменистой Аравии образовалось ко II в. до н. э. Набатейское царство. Еще задолго до ислама арабы стали выселяться за пределы полуострова. На окраинах Сирийской пустыни появились племена лахм и гасан, связавшие свою судьбу с сасанидским Ираном и Византией. Они охраняли границы двух соперничавших держав: первые осели по берегам Евфрата, вторые остались кочевниками, хотя держались предпочтительно южнее Дамаска. К IV в. сложилось Лахмидское царство, к концу V в. — Гассанидское; расцвет их падает на VI в.

Карта арабских государств с указанием древних городов

Царства «Счастливой Аравии». Около 1200 г. до н. э. (по другим данным уже в III тысячелетии до н. э.) на территории Йемена возникло Минейское царство. Столицей его был город Карнаву или Майн, лежавший в долине Джауф на севере Йемена. Он построен на искусственном холме около 15 м высотой (возможно, скрывающем остатки более ранних поселений), прямоугольник стен 250 x 400 м вытянут с востока на запад. Стены высотой 15 м были сложены из блоков известняка, кое-где из песчаника и гранита, объемом более кубометра и весом свыше тонны. Система фортификации крайне примитивна — стены укреплены только угловыми башнями, да и те выступали внутрь города. Застройка носила регулярный характер с прямоугольной сетью улиц и широкой связывающей двое ворот магистралью. Различаются остатки крупного здания (дворца?) и храма внутри стен, а также большого храма в 750 м к северо-востоку от города. Храм сложен из блоков известняка насухо со случайной разрезкой швов. Сохранились каменные пилоны, архитравы и, вероятно, плиты покрытия. На стенах встречаются прорезанные в технике сграффито размещенные ярусами рисунки зверей, птиц и человеческих фигур.

К 950 г. до н. э. на юго-западе Аравийского полуострова, примерно в границах современного Йемена, сложилось рабовладельческое Сабейское царство со столицей в г. Марибе и колониями в Эфиопии. Сабейское царство вело посредническую торговлю и поддерживало культурные связи с Индией, Ассирией, Египтом, Палестиной и Сирией. Ввозились золото, пряности и благовония.

В Сабейском царстве достигла высокого развития архитектура, близкая минейской. Она сложилась как совершенно особое явление и наделена неповторимыми чертами, хотя в известной мере, возможно, связана с зодчеством Египта, Двуречья и Восточного Средиземноморья. Это было монументальное строительство из камня, привозимого порой издалека. Камень укладывался на крепком растворе наподобие цемента, иногда скреплялся асфальтом. Толстые стены ставились по хорошо известному в Сирии, Палестине и Малой Азии «казематному методу» — две параллельные стены соединяются поперечными и образующиеся при этом клетки заполняются землей, песком или бутом. Городские стены и храмы выкладывались обычно из тесаного камня насухо. Кровля из каменных плит опиралась на каменные столбы прямоугольного сечения и каменные архитравы.

Город Мариб стоял на караванных путях к востоку от гор, на берегу одного из вади — сезонных водотоков, спускавшихся в сторону пустыни Руб ал-Хали. План Мариба имел вид прямоугольника до 1 км длиной, обнесенного нетолстой стеной зубчатого контура (прямоугольные выступы подменяли башни).

Мариб. Храм Аввам. План комплекса, разрез предвратного сооружения; ниши в стенах предвратного сооружения; капитель мавзолея.
Алебастровая плита из Южной Аравии, I в. до н. э.
1. Мариб. Храм Аввам. План комплекса, разрез предвратного сооружения; ниши в стенах предвратного сооружения; капитель мавзолея. Алебастровая плита из Южной Аравии, I в. до н. э.

Храмы было принято ставить вне города. В 5 км к югу от Мариба стоял храм Аввам, посвященный лунному божеству Алмакаху — его стены и пилоны высятся среди песка. План храма не встречает аналогий в истории зодчества. Огромный овал стен окружал пространство около 112 x 71 м по осям (рис. 1). Сложенная по «казематному методу» стена достигала 4—4,3 м у основания, вверху — примерно 3,6 м. Внутренняя поверхность состоит из грубо околотых блоков. Внешняя поверхность облицована тесаными блоками известняка длиной 1,25—1,5 м без раствора; блоки иногда округлены соответственно изгибу стены. Край блоков оконтурен полосой, прочерченной плоским долотом и наколотой острым инструментом. Перевязка блоков беспорядочная, даже горизонтальность швов не соблюдена (на востоке ряды камня опускаются к югу). По упавшим камням можно установить, что верх стены завершался карнизом из двух выступающих рядов камня. На северо-восточной стороне овала выступает прямоугольное предвратное сооружение. Это был двор 23,97 x 19,5 м, обнесенный портиком на монолитных столбах высотой до 5,3 м, сечением 46 x 53 и 45 x 39 см. Стены портика на уровне человеческого роста оформлены филенками, имитирующими в камне решетки; таких филенок высотой 1,24 м, углубленных на 10 см, было 64. Во дворе был бронзовый бассейн. В предвратном сооружении найдены сотни бронзовых статуэток и пластин. Тройная дверь связывала его с внешним двором; кладка стен здесь иная — с затеской блоков сверху вниз после укладки на место. Портик входа образовал восемь монолитных столбов сечением 75—77 x 68—70 см. Их высота ныне 7,65 м, первоначально более, поскольку основание закрыто песком.

Был и второй вход в овал с запада через узкий коридор, фланкированный извне парой пилонов. Вход был, видимо, обрамлен металлическим (бронзовым?) наличником, а с южной стороны был прикреплен такой же барельеф — возможно, фигура быка более 2 м длины.

Планировка внутри овала, скрытая песком, не изучалась. Фасады сабейских построек в изобилии снабжались высеченными на камнях фасада надписями. Они-то и помогли установить датировку различных частей храма: овал — 2-я половина VII в. до н. э. с последующими ремонтами (последний в I в. до н. э.); предвратное сооружение — 2-я половина V в. до н. э. (но стоит, вероятно, на остатках более раннего); того же времени и западный вход.

С востока к овалу примыкал мавзолей в плане 7,73 x 8,34 м. Крыша из каменных плит лежала на четырех столбах; подземная усыпальница занимала 2,5 x 1,54 м. В сотне метров южнее тянется в широтном направлении улица с двумя рядами гробниц в форме прямоугольных камер (VIII в. до н. э.).

В 7 км к юго-востоку от Мариба стоял квадратный с шестистолпным портиком храм Бар’ан. К западу от города простиралось кладбище с надгробными стелами, на которых в прямоугольном углублении изображалось барельефом лицо умершего. Предание говорит, что в Сабейском царстве строились многоэтажные жилища-башни.

Земледелие сабейцев было основано на искусственном орошении. Сабейцы возводили плотины, удивлявшие современников. К западу от Мариба в 4,5 км вверх по реке ее перегораживала плотина длиной 750 м и высотой до 14 м. Земляное тело плотины было облицовано камнем. Немного в стороне, на другой речке, стояла меньшая плотина.

Суровая и монументальная архитектура Сабейского царства не была лишена орнамента. В различных местах были найдены фрагменты каменных плит с высеченным на них мотивом виноградной лозы, изобразительными сюжетами. Каменные столбы завершались ярусами квадратных чешуй (такого рода капители в мавзолее Мариба), а иногда рельефным поясом козлиных голов — горный козел олицетворял главное божество официального культа Алмакаха. Сомкнутые фронтальные изображения рогатых голов образовали скульптурные фризы. Как показывает овальный храм, в архитектуре применялся и бронзовый барельеф.

К югу от Сабейского существовало царство Катабан, где вслед за расцветом 350—50 годов до н. э. наступил упадок, а столица Тимна на рубеже н. э. была разрушена неизвестными завоевателями. Фасады ее построек из тесаного камня были, как и в Марибе, отмечены надписями.

В 115 г. до н. э. Сабейское царство сменилось Химьяритским и возникла новая столица Сана, где стоял знаменитый замок Гумдан. Ранние арабские авторы оставили его описание: замок в 20 этажей стоял на скале и к воротам его вели 1600 ступеней. Четыре его фасада были разноцветные — из белого, красного, черного и зеленого камня: крыша из прозрачных алебастровых или мраморных плит позволяла видеть летающих в небе птиц, а по углам ее стояли четыре фигуры львов, издававших при ветре рычание. Как ни фантастичны данные письменных источников, они бесспорно передают и стиль, и детали архитектуры того времени: здание продолжило традиции башенных домов сабеян, которые оживают в современной Сане с ее многоэтажными домами и алебастровыми плитами в окнах.

Хукка. Храм. Общий вид (реконструкция); план, капитель колонны
2. Хукка. Храм. Общий вид (реконструкция); план, капитель колонны
Химьяритские цистерны
3. Химьяритские цистерны

Руины храма в Хукке (23 км к северу от Саны) показывают однако, что формы зодчества претерпели некоторые изменения. Храм Солнечного божества по-прежнему стоял вне города, на небольшом холме, мощеный камнем двор 12 x 12 м был с трех сторон обнесен портиком; в этом тоже можно усмотреть сходство хотя бы с предвратным сооружением Аввама (рис. 2). Но портик поднимался на ступенях, следовательно, служил для зрителей, следивших за происходящей во дворе культовой церемонией. На третьей стороне, напротив входа, находилось прямоугольное святилище, два зала — по сторонам двора. Колонны здесь получили октогональное сечение, сведенное посредством четырех пирамидок к ступенчатой капители. Судя по найденным фрагментам, стены украшали резаные по камню барельефы (лев пожирает быка, виноградная лоза), потолок галереи был расписан по тонкому слою штукатурки белым на темном фоне узором, а на крыше были бронзовые водосливы в форме львиных протом.

Химьяриты искусно строили подземные цистерны (одна из них под храмом в Хукке) и открытые бассейны круглого, реже прямоугольного плана (рис. 3). Многие из них функционируют до сих пор. Вода поступает в бассейны через круглые отстойники, стены опускаются к воде ступенями.

У химьяритов были скальные гробницы, обычно однокамерные, грубо высеченные в скале.

В 525 г. Химьяритское царство было захвачено эфиопами, а в 570 г. превратилось в провинцию Сасанидов.

Набатейское царство образовалось во II в. до н. э. на северо-западе Аравийского полуострова, включая Синайский полуостров и юго-восток современной Сирии, а в 85 г. до н. э. даже Дамаск. Умелая система ирригации, основанная на водосборных плотинах, позволила создать развитое земледелие и садоводство, используя террасные поля на склонах гор. Расцвет Набатейского царства падает на I в. до н. э. В 106 г. н. э. государство становится провинцией Римской империи. Столицей Набатейского царства была расположенная к югу от Мертвого моря Петра — узловой пункт на караванном пути из Аравии к Средиземному морю.

В каменистой Набатее сложились традиции строительства из камня, где сочетались созданные столетия назад черты древнеарабской архитектуры и своеобразно переработанные эллинистические мотивы.

Ресурсы строительного материала были неодинаковы на юге и севере страны. К югу от Мертвого моря горные породы состоят из мягких известняков и песчаников. Здесь нетрудно было создавать систему помещений внутри скалы, поэтому южная Набатея известна своими скальными сооружениями. В гарном массиве вытесывались целые селения — жилища, храмы, улицы и площади. Твердые базальтовые породы севера страны — в районе современной границы Иордании и Сирии — обусловили иную строительную технику: со стенами из грубо околотых каменных блоков, с покрытиями типа ложного свода или же плоскими каменными плитами на выпуске консолей или на системе арок. И тот и другой тип построек покрывали внутри и извне штукатуркой с последующей моделировкой, окраской и росписью. При разнице в строительных приемах архитектура набатеев все же отмечена известным единством, во всяком случае — во времена культурного и экономического подъема на рубеже нашей эры.

Столица Набатеи Петра, уже существовавшая в IV в. до н. э., была городом, почти целиком высеченным в скалах красного песчаника с искусственными террасами, сооруженными в разных уровнях, и отвесными обрывами камня. Единственный доступ к городу открывался через узкую расселину скалы, которая называлась Сик, т. е. улица. Сама природа обеспечила неприступность города, который тем не менее был дополнительно укреплен стеной и башнями.

Петра. Жилой дом. Внешний вид
Петра. Жилой дом. План
4. Петра. Жилой дом. Внешний вид, план
Петра. Скальная гробница ал-Хасне
5. Петра. Скальная гробница ал-Хасне

Жилища были вытесаны в склонах гор в трех или четырех уровнях и соединялись тянувшимися вдоль обрыва улицами-террасами. Сами дома состояли из помещений в два-три и более яруса, связанных лестницами и переходами. Высеченные в скале помещения дополнялись выполненными в каменной кладке постройками и фасадами, которые в большинстве не сохранились. Расположение комнат было обусловлено рельефом — объединенные террасой, они обычно тянулись цепочкой вдоль фасада горы и порой значительно (до 20 м) углублялись в каменный массив (рис. 4). На фасад выходили двери и окна (где, как предполагается, вставлялись деревянные или стуковые решетки). Комнаты были снабжены стеновыми нишами и лежанками вдоль стен; каждый дом имел цистерну для собирания дождевой воды. Если позволял рельеф, кое-где устраивались внутренние дворики. К дому примыкали алтари и святилища.

Фасады домов были расчленены пилястрами. Насколько можно судить по дырам от креплений, в интерьере иногда тоже был имитирован ордер приставных каменных пилястр и антаблемента. Внутри и снаружи дома покрывались стуком с лепными деталями и росписью. Поверхность камня под штукатурку снабжалась насечкой в виде косых штрихов. По стуку наносился резной орнамент (сохранились образцы углубленного геометрического узора); в одном из домов была фланкированная помещениями большая лоджия со сводчатой нишей, причем стуковая поверхность стены расчерчена швами под каменную кладку, а плоский свод ниши расписан гроздьями винограда. Самая парадная часть дома — триклиний в некоторых случаях имеет закругленный и даже круглый план; иногда он устраивался под открытым небом.

В черте города раскинулись целые ансамбли скальных гробниц с высеченными в камне камерами и фасадами. Архитектура гробниц тесно связана с жилищем, о чем свидетельствует наличие в плане триклиния, иногда перестиля перед входом. В формах широко использован ордер римского зодчества в виде полукруглых пилястр, пристенных и свободно стоящих колонн с антаблементом. Более других известна гробница ал-Хасне с двухъярусным фасадом: в первом ярусе портик с фронтоном, в верхнем ярусе фронтон разорван на две части, между которыми находится круглый павильон, увенчанный орнаментальным антаблементом с акротериями. Коническая крыша павильона завершается композитной капителью, дополненной вазоном (рис. 5).

В 65 г. набатеи появились на севере Хиджаза, где остались руины городов Рувафы, Хауры, Хеджры с постройками из камня и прямоугольными святилищами. Близ Хауры и Хеджры (современный Мадинат ас-Салех) тянутся обширные некрополи скальных гробниц с захоронениями в нишах и в полу. Их фасады отчасти воспроизводят черты гробниц Петры, но в большинстве носят локальный характер с тягами, ступенчатыми зубцами и завитками.

Святилища набатеев устраивались на вершинах гор и представляли высеченную в скале площадку с алтарным жертвенником под открытым небом. К жертвенному месту были вырублены лестницы с сотнями ступеней. Такими были святилища Петры на вершинах Зибб-Атуф и ан-Нумейр (к последнему вело более 800 ступеней). Впоследствии жертвенное место стали окружать в два-три ряда местами для молящихся, а еще позже — портиком. Таким образом, храмовых построек в собственном смысле южная Набатея не знала.

Храмовый комплекс Сейя-Си в Джебель-Хауране, I в. до н. э. — II в. н. э. План
6. Храмовый комплекс Сейя-Си в Джебель-Хауране, I в. до н. э. — II в. н. э. План

Зато в северных областях страны, т. е. в южной Сирии строились из блоков черного базальта целые храмовые комплексы. Самый крупный из них — Сейя-Си в Джебель-Хауране — строился начиная с I в. до н. э., а наиболее поздняя его часть — входные трехпролетные ворота II в., относятся уже к римскому времени. Святилище стоит на склоне горы и три его двора опускаются ступенями к входу, куда вела вдоль склона широкая мощеная дорога (рис. 6). На третьей самой высокой площадке находилось обнесенное колоннадой культовое место, а за ним стоял храм верховного божества Ваал-Шамина. Квадратная четырехстолпная целла характерна для набатейского храма; вокруг него делалась крытая обходная галерея, заключенная в глухих стенах (не считая входа). Святилища Душара на втором дворе Сейя-Си и два других в Саре и Суре имеют четырехстороннюю галерею, в самом храме Ваал-Шамина трехсторонняя галерея сообщается с лицевым притвором.

Храм Ваал-Шамин в Сейя-Си. Реконструкция фасада
Храм Ваал-Шамин в Сейя-Си. План
7. Храм Ваал-Шамин в Сейя-Си. Реконструкция фасада, план

Предполагается, что целла храма Ваал-Шамина составляет начальное ядро постройки, впоследствии облеченное внешним футляром галереи (образцы подобной обстройки дает примерно одновременный набатейский храм Хирбет-Таннура). Это дополнение вместе с колоннадой двора относится ко времени между 33 и 12 гг. до н. э. По реконструкции Батлера двухстолпный портик фасада завершен фронтоном и фланкирован по сторонам квадратными в плане башнями (рис. 7).
Исходным компонентом плана считается четырехстолпная квадратная целла; именно таковы были ранние храмы Набатеи. И уже затем добавляется круговой обход.

Основные элементы композиции — четырехстолпная квадратная целла и окруженное колоннадой культовое место, бесспорно, связаны с древней традицией южной Аравии (вспомним храм в Хукке и мавзолей в Марибе). Что же касается деталей и орнамента, то они сложились под сильным воздействием римской архитектуры. Это — ордер, фронтоны с антефиксами, тяги, наличники. Но они своеобразно трактованы и сочетаются с элементами восточного происхождения.

В портиках антаблемент получает закругление над средним пролетом в виде арки (храм Душара). Широкий почти квадратный проем верхнего двора Сейя-Си обведен орнаментальным профилем, тяги которого внизу образуют порог; вверху проем завершается аркой с бюстом божества под щипцом фронтона (венец солнечных лучей указывает, что здесь изображен сам «хозяин небес»). Тимпан арки был заполнен барельефом. Капители Сейя-Си — вариант коринфских — включали осевую фигуру-барельеф и подвешенные к волютам гроздья винограда. Восточное происхождение имеют, очевидно, прием окутывания листьями основания колонны, а также украшающие кое-где профили протомы львов, на них опирался порог в портале целлы храма Ваал-Шамина. Своеобразны постаменты наподобие алтарей по обе стороны входа во двор этого храма. Профили антаблемента трактованы иначе, чем в римских постройках; их вынос постепенно нарастает к карнизу и они покрыты сплошной порезкой. Излюбленный мотив орнамента — виноградная лоза. Характер резьбы нередко огрублен, так как твердый базальт плохо поддавался обработке.

Архитектура храмов, в частности храма Ваал-Шамина, сочеталась со скульптурой. Но последняя была уничтожена мусульманами.

Лахмидское царство. В начале нашей эры в Двуречье существовало вассальное Лахмидское царство, прикрывавшее границы Ирана от римлян и византийцев (последние со своей стороны поддерживали в тех же целях гассанидов). Столицей лахмидов была Хира в 150 км южнее Вавилона. Основанная в I—III вв., она процветала в течение четырех — пяти столетий как столица и как речной порт — суда из Индии и Китая поднимались по Евфрату и оставляли свои товары, расходившиеся отсюда далее к северу и западу. В начале Хира была лагерем. Лахмиды пользовались дружбой и влиянием при дворе сасанидских царей. Бахрам Гур отчасти был воспитан в Хире и для него был построен лахмидским царем близ города охотничий замок Хаварнак. В V в. Хира — уже значительный город, не только резиденция лахмидских правителей, но и христианских епископов: в городе царило смешение религий — маздаизм, манихейство, несторианство и арабские языческие культы.

К VII в. власть лахмидов так усилилась, что Хосров II назначил в 602 г. в Хиру персидского наместника. Поэтому Хира охотно капитулировала в 633 г. перед арабскими войсками. Надо к тому же заметить, что город, видимо, не имел крепостных стен. После этого Хира существовала до IX—Х в., но быстро угасала и возникшая рядом Куфа пользовалась строительным материалом пустующих зданий.

Хира. Укрепленное жилое здание, VI в. План
8. Хира. Укрепленное жилое здание, VI в. План

В раскопках Хиры обнаружена масса небольших одноэтажных домов, многие с прекрасным резным стуком; замок с сырцовыми стенами, облицованными обожженным кирпичом (первый ярус замка сасанидского времени — рис. 8, второй — VIII—IX в. с резным стуком); две церкви типа базилики. Одна из них трехнефная, со стенами из глины и пилястрами из обожженного кирпича была покрыта сводами; пол вымощен обожженным кирпичом в диагональ. С восточной стороны три капеллы без апсид — этим постройка отличается от коптских и сирийских церквей и сближается с ктесифонской. В боковых стенах узкие двери. Другая церковь однонефная. В обеих невысокая перегородка, отделявшая, вероятно, женскую половину.

Стены обеих церквей покрывает не менее пяти слоев белой штукатурки, а в средней капелле много слоев росписи, в основном, видимо, не изобразительной. Найдены кубики смальты и кусочки мраморной мозаики, а также фрагменты резного стука с рисунком креста, то выступающим, то углубленным и подкрашенным.

Для резного стука жилых построек характерно деление на медальоны — квадратные, круглые, ромбические и более сложного рисунка, заполненные лиственным орнаментом и мотивом виноградной лозы. Серия медальонов образовала орнаментальные бордюры, ограниченные с двух сторон полосками перлов.

Лахмидская архитектура, оставившая так мало следов, имела немалое значение для развития зодчества арабского халифата. В ней были заложены ростки идей, пустивших корни в строительстве Омейядов и ранних Аббасидов. Здесь нужно искать истоки планировки охотничьих замков (образцом для которых мог служить Хаварнак), таких дворцов пустыни, как Мшатта и Укайдир, и, может быть, дворцовых ансамблей Самарры, где резной декор по орнаменту близок стуку Хиры.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации